Вы здесь
Главная > Музыка > Zhenya Strigalev-trio. Эхо лабиринта

Zhenya Strigalev-trio. Эхо лабиринта

Трио Жени Стригалёва на сцене JFC 15 февраля было представлено таким составом: клавиши — Михаил Марышев, барабаны — Джейми Мюррей, саксофон — сам Евгений Стригалёв. Во втором отделении к трио присоединился оперный бас Мирослав Молчанов.

А в самом начале был дуэт. Ритм-секция заполняет собой весь первый план, и в той же плоскости звучит саксофон, и становится ясно, что этот джаз — зеркальный лабиринт, в котором всякий фрагмент преломляется неоднократно и повторяет сам себя, подчиняясь хитрой структуре композиции. Следовать по этому лабиринту можно только дискретно: забудьте про путеводную нить непрерывности и не пытайтесь мысленно охватить музыкальное произведение как единое целое. В каждом шаге лучше остановиться и зафиксировать отражение, любуясь конкретным участком музыкальной ткани. Через секунду картина изменится, стоит лишь чуть сдвинуться с места, что, впрочем, от вас не зависит, просто старайтесь не потеряться, включайтесь в процесс. В конце концов, ваше внимание будет вознаграждено, и осколки соберутся в единую картину, озаренную лучами инсайта.

Известное сравнение архитектуры с музыкой стоило бы лишить оборота «застывшая в камне» — не оттого, что это ложь, а ради понимания архитектуры как длящегося во времени произведения. Вы не можете увидеть здание целиком одномоментно, восприятие пространства продолжается в процессе перемещения вокруг и внутри постройки, подчиняясь отчасти его ритму и логике. И все же, если отойти подальше, по крайней мере, будет виден 1-2 фасада, в зависимости от ракурса, общий план, ключевая мизансцена. Иногда музыка похожа на архитектуру. Вот лабиринт обрывается выходом: отдельные фразы саксофона собираются в понятную тему, структура ударных сплетается или спорит с тяжёлым низким ритмом клавиш — трио в полном составе объединяет силы, чтобы поток звучания, который до этого маятником качал зал, перестал возвращаться в точку разбитого зеркала, и встал на новые рельсы. Марышев играет в нижнем регистре, и живая горячая игра Мюррея обретает неожиданную поддержку в индустриальном отстранненом клавишном ритме, саксофон поёт как заведённый, в смысле нескончаемой энергии из скрытого источника.

После перерыва к ансамблю присоединится вокал, классический тембр, привычный к оперным партиям, добавит элемент неожиданности. Мирослав Молчанов известен завсегдатаям концертного зала Мариинского театра, Малого зала Филармонии и Академической капеллы. Исполняет ведущие басовые партии в «Евгении Онегине», «Царской невесте», «Богеме», «Дон Жуане». Тем теплее приглашенного участника приветствуют в тесном зале JFC.
Следующие концерты Zhenya Strigalev-trio — в Лондоне и Эдинбурге, Берлине и Барселоне.

Текст Анны Рыбалки

Фотографии из открытого доступа

Добавить комментарий