Вы здесь
Главная > Театр > Ромео и Джульетта: новое прочтение истории

Ромео и Джульетта: новое прочтение истории

Ромео и Джульетта. Одна из самых известных трагедий Уильяма Шекспира, пережившая десятки экранизаций, оперные и балетные постановки, мюзиклы. Казалось бы, что нового можно привнести в знакомый сюжет о несчастной любви юноши и девушки из враждующих семей?

За смелую интерпретацию взялся болгарский режиссёр с мировым именем, вернувшийся на петербургскую сцену спустя десятилетие — Александр Морфов, обладатель свыше 20 национальных и международных театральных премий (среди которых «Золотая маска», «Чайка», «Золотой Софит», «Хрустальная Турандот» и др.).

Премьера спектакля состоялась в ТЮЗе имени Брянцева 7 февраля. Зрители поначалу недоумевают — на сцене перед началом действа будто снимают кинофильм об американской школе – с чирлидершами, игроками в бейсбол, совершающими разминку в спортзале. Две противоборствующие команды — это Монтекки и Капулетти в алой и кобальтовой форме. Специфическая «колизейная» рассадка в зале усиливается складывающимися и движущимися по периметру сиденьями на сцене, оттого – полное ощущение – что перед нами — то ли школьный стадион, то ли арена для боёв, то ли цирковой манеж.
А посреди сцены — настоящий ретроавтобус! Именно в нём происходит таинство первой брачной ночи возлюбленных, в нём они мечтают, сидя у руля и стремясь в будущее, к свободе без всяких условностей, это же и обитель духовника Лоренцо. Но также это ограниченное пространство послужит и местом кровавой бойни Тибальта (Фёдор Федотов) и Меркуцио (Олег Сенченко), и разнузданной вечеринки. Современная молодёжь падка на эпатаж, фрик-шоу и совершенно невообразимые и несовместимые сочетания – а потому огромные бюсты и обломки античных статуй соседствуют с эстетикой стритстайла, бочками-канистрами с граффити и пластами то ли грязи, то ли пепла.

Сценограф Семён Пастух использует пространство по максимуму – персонажи возникают из темноты зала, сидят на бордюре сцены, забираются на верхние ярусы скамей, наблюдая за происходящим вокруг..и чувствуют себя безмерно одинокими.

Режиссёр акцентировал внимание на том, что история Ромео и Джульетты – вне временных рамок, и создал притчу о современных молодых людях с открытыми сердцами, непонятых взрослыми и бунтующих. Оставив текст Шекспира, Морфов уменьшил чрезмерный пафос произведения благодаря переводу Ивана Диденко и Татьяны Щепкиной-Куперник. Речь героев подчас перемежается сленгом и матом – ведь это свойственно подросткам. Абсолютно естественна и первая влюблённость молодых – заносчивую, дерзкую пацанку Джульетту (Анна Слынько) будто пронзает вспышка, а их первый поцелуй с Ромео (Дмитрий Ткаченко), испуганный, но жадный и страстный, больше напоминает борьбу. Кажется, что на миг время замерло, и существуют только эти двое.

Характерны одеяния героев – Джульетта поначалу носится в майке и юбке-шотландке с кедами, но на маскарад, перед встречей с Ромео, она надевает платье-пачку, и становится похожа на умирающего лебедя — хрупкая и уязвимая. Чистая душой, она в буквальном смысле светится (благодаря лампочкам на платье) и откровенно скучает посреди пафосных гостей-пустышек, увлечённых сплетнями и селфи. А Ромео облачается в свитер, отдалённо напоминающую кольчугу – возможно, подсознательно, чтобы защитить сердце от горя? Гламурная дива, мать Джульетты, задыхается словно птица в золотой клетке с мужем-миллионером, который буквально купил её ещё девочкой. «Que Sera Sera» грустно напевает она песню Дорис Дэй, но не находит в себе сил спасти от подобной уготованной судьбы дочь. К слову, режиссёр использует излюбленный приём из сериалов и фильмов – закрепление за персонажем отдельной композиции-ассоциации. Так, Ромео с друзьями отрываются под AC/DC («Highway to Hell»), Капулетти веселятся на вечере под ритмы «Via con me» Паоло Конте, а трогательная «Ain’t No Sunshine» Билла Уизерса — тема Джульетты и Ромео.

В финале, после того, как звенящую тишину разрезает звук выстрела Джульетты, звучит проникновенная «Over the rainbow» — и так хочется верить, что спустя столетия человечество учится на своих ошибках, ведь множество трагедий можно избежать, если уметь слушать друг друга.

Текст Натальи Стародубцевой

Фотографии Натальи Кореновской

Добавить комментарий