Вы здесь
Главная > Театр > «Венчание» Някрошюса: о власти и бессилии

«Венчание» Някрошюса: о власти и бессилии

«Нет зверя свирепее человека, если к страстям его присоединяется власть»
(Плутарх)

XXIX Международный театральный фестиваль «Балтийский дом» торжественно завершился 16 октября в Санкт-Петербурге. В начале вечера слово взял первый заместитель председателя Комитета по культуре Санкт-Петербурга Александр Николаевич Воронко. Он подчеркнул, что 2019 год — год особый, год театра, искренне позавидовав тем, кто посмотрел все спектакли фестиваля – безусловно разные, но похожие высочайшим профессионализмом и стремлением донести до зрителя свою правду.

Финальным аккордом в череде спектаклей фестиваля стало «Венчание», завершающее также отдельный блок программы — «Някрошюс. Продолжение…» в память о великом литовском режиссере, которого не стало в ноябре прошлого года. Одноимённая пьеса писателя Витольда Гомбровича считается главным произведением польской литературы XX века, её сравнивают с «Гамлетом» по силе, глубине, метафоричности. Она основана на личных переживаниях автора, полна сатиры на общество, власть, неравенство и навязываемые стереотипы.

По сюжету, двое закадычных друзей – Хенрик и Владо – отбывают опостылевшую военную службу. Истово желая вернуться поскорее домой, Хенрик внезапно и впрямь оказывается….дома ли? Словно Алиса в Зазеркалье, он переносится в зловещее место, с виду похожее на родной кров, но на деле оказывающееся кабаком и борделем с завсегдатаями-пьяницами. Его встречают отец и мать – правда, Хенрик не сразу признает их, что-то с ними не так. В этом вывернутом наизнанку мирке его возлюбленная Манька – девка для утех и прислуга. Подсознательно Хенрик догадывается, что всё происходящее — фантазия, сон или бред сумасшедшего, а может, он уже умер и попал в чистилище? Или таков ад? Верный Владо словно Орфей сопровождает друга в путешествии и поддерживает его. Вместе они противостоят нападкам Пьяницы – нагловатого предводителя простого люда, и защищают от него отца Хенрика. Беспрекословное почитание родителя и возвышение его превращают отца в неприкосновенного Короля, способного обвенчать молодых и стереть грехи прошлого с Маньки. Но коварный Пьяница искушает властью Хенрика, на простом примере демонстрируя слепоту толпы: «Как пальцем покажу, все туда и смотрят. Чем больше глядят, тем необычней. Чем необычней, тем больше глядят». Поддавшись соблазну, Хенрик сосредотачивает могущество в своих руках, низвергнув отца с престола, посадив в тюрьму министерства, чиновников и даже полицию! Одинокий и озлобленный, он безумно боится и подозревает в каждом врага — даже в верном Владо, и приказывает тому покончить с собой – «потому что мне так захотелось!» Владо поступает так, как требует того друг. Но отрезвит ли это ослепшего от власти Хенрика?

Гениальный Някрошюс создал без особенных декораций условное пространство-вселенную, чистую форму, и наполнил ее символами. Это и огромный железный шест, по громыханию которого мы узнаем приближение Пьяницы-революционера, стеклянные банки и цветные ленты — с ними идут венчаться Манька и Хенрик – символ хрупкости любви и быстротечности жизни. Отдельным неодушевленным персонажем, как у Гоголя в повести «Нос», является указующий перст – то Пьяницы, то Хенрика – символ власти, действующий гипнотически и заставляющий повиноваться толпу.

Двойственность человека с извечной борьбой плохого и хорошего начала показана на примере Хенрика и Владо – в начале спектакля их руки скреплены гипсом, но позже они разъединяются, и происходит расщепление личности. Интересна и находка с демонстрацией женской натуры, в которой уживаются святая и грешница: роли матери Катажины и девки Маньки исполняет одна актриса, причём подчас делает это одновременно. Она меняет личины, перепрыгивая со стула на стул, оборачиваясь то сварливой матерью, то соблазнительной девушкой-кокеткой.
Спектакль из 3 действий длится около 4 часов, но не даёт зрителям заскучать и оторваться от происходящего на сцене ни на секунду — настолько он честный, хлёсткий, иронический, с острой проблематикой.

«Венчание» напоминает об ошибках прошлого и последствиях — что будет, если человек решит возвеличить себя, поставив выше Бога? Власть подчинит его и сделает рабом. А безвольная толпа всегда будет готова слепо подчиняться диктатору и словно стадо идти на гибель.
Текст Натальи Стародубцевой
Фотографии из открытого доступа

 

Добавить комментарий