Вы здесь
Главная > Театр > «Тот самый М.»: мы сами себе волшебники!

«Тот самый М.»: мы сами себе волшебники!

«Умное лицо — это ещё не признак ума, господа.
Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица.
Улыбайтесь, господа! Улыбайтесь!»
(Григорий Горин)

В Театре на Литейном 25 сентября состоялся премьерный показ спектакля «Тот самый М.» по произведению Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен». Имя барона (кстати реального человека — немецкого дворянина, жившего в 18 веке) со временем стало нарицательным, синонимом выдумщика и фантазёра.

Непростая задача стояла перед молодым режиссером Александром Серенко, выпускником РГИСИ 2018 года – привнести веяния нового времени в знакомую всем историю, создать спектакль, столь необходимый современному зрителю, сделав персонажей понятными и близкими. И ему это удалось. Постановка смотрится свежо и актуально.

Зрители погружаются в чудачества Мюнхгаузена ещё перед началом спектакля – на сцене орудует шваброй мим с голубыми волосами – как впоследствии окажется, это Томас, слуга барона (Сергей Якушев). Этот герой – словно одна из личностей главного героя, большой ребенок, счастливый своей беззаботностью и упоительной свободой. Совсем по-другому он будет вести себя через 3 года после воображаемой смерти барона – внезапно повзрослевший, равнодушный и высокомерный – но хранящий ту самую чертовщинку внутри – как искорка, она раздувается при виде любимого хозяина.

В фильме Марка Захарова с Олегом Янковским в главной роли Мюнхгаузен моложавый, привлекательный, задиристый, немного сумасшедший чудак, герой своего времени. Но в спектакле мы увидим умудренного жизнью человека, эдакого постаревшего Дон Кихота (что, кстати, более соответствует пьесе – в ней герою около 60 лет).

Мюнхгаузен (Николай Соловьев) создает свою поэтическую вселенную для любимой Марты (Наталья Ионова) – сотканную из нежности и волшебства. Вдвоём они разгоняют облака, летают на Луну, ведут беседы с Шекспиром и Сократом. Несколько минут их общения без слов говорят о способности мечтать и любить больше, чем любые признания и клятвы. Идея режиссера – сыграть на акцентах о столкновении миров — лирического и обывательского, иллюзорного и реального – ярко воплощена в сцене визита пастором дома влюбленных. В миг его появления волшебство рассеивается.

На контрасте с хаотичным, иррациональным положением вещей в доме барона представлена обитель бывшей супруги (Светлана Шаврова) и сына Феофила (Игорь Ключников). Здесь всё строго и аргументированно – правит бал адвокат и любовник Якобины Рамкомпф (Александр Безруков). Их костюмы – классические чёрные, с чёткими геометрическими линиями (в отличие от чуднОго сказочного сюртука барона и воздушного платья «а-ля Мальвина» в сочетании с синими колготками Марты), разговоры — бесстрастные и сухие, даже охота на уток представляется в виде компьютерной игры на проекторе.

Все привыкли считать Мюнхгаузена неисправимым лгуном, но на самом деле он абсолютно правдив и уверен в своей правоте и в истине — тоже своей, особой. Он чуть было не теряет любимую Марту, но не поступается своими убеждениями: свято веря, что именно сегодня 32 мая – день, по его астрономическим расчётам образованный лишними 4 секундами в год, именно эту дату барон ставит в документах на бракоразводном процессе с Якобиной.

В противовес непоколебимости принципов Мюнхгаузена показано поведение приспособленцев из его окружения. Якобина на суде «узнаёт» мужа и даже «вспоминает» совместные прогулки на Луне, отпрыск, желавший смерти отцу, теперь стремится походить на прославившегося, ставшего модным чудака-отца, и делает с ним селфи.

Противостояние двух миров обыгрывается на протяжении всего спектакля, приближаясь к логической развязке-суду. Любопытна режиссерская задумка в антракте демонстрировать на экранах видеообращения в виде документальных свидетельств в зале суда в пользу или против барона.

Стремясь «стать как все» и сделать счастливой Марту, которая мечтает, «….. чтоб был хоть один день, когда ничего не происходит!», Мюнхгаузен «умирает» для общественности- подстраивает свою смерть, скрываясь в тихом городке и ведя размеренную жизнь. Но в той «реальной» обыденности он теряет себя, становясь скучным человеком, который может в беседе лишь обсуждать мигрень, погоду и размножение растений.

Счастливая развязка спектакля вдохновляет на совершение маленьких подвигов – ведь без чудес, а главное — веры в них — наша жизнь лишена смысла. И как же важно сохранять в душе ребёнка, уметь искренне удивляться, радоваться, фантазировать и чудить!
Текст: Наталья Стародубцева
Фотографии Сергея Рыбежского

Добавить комментарий