Вы здесь
Главная > Интервью > Артём Томилов: Всё начинается с тусовки

Артём Томилов: Всё начинается с тусовки

Библиотека Гоголя в год театра реализует проект «ARHIVUM» совместно с электронным архивом «Прожито» и театральной лабораторией «Волноведение». Режиссер Артём Томилов рассказал нам об этой коллаборации и других своих спектаклях.

Расскажи мне про проект ARHIVUM

Лена Хованская, которая отвечает за проектную политику Библиотеки имени Гоголя, решила в первую очередь написать мне. Потому что ей казалось, что я нормально проведу ее глобальную идею коллаборации. Вот есть я, есть библиотека, а есть сайт Прожито, который занимается расшифровкой дневников. В разговоре промелькнуло слово «перфоманс», потому что оно сейчас закреплено за моей персоной. А я ей сказал, что у меня есть лаборатория, которая занимается текстами и экспериментами с формой. И коллаборацию нужно делать не со мной, а с моим проектом. А читка дневников мне лично неинтересна. В результате родилась тройная коллаборация, и мы уже сделали половину — показали три формы.

Расскажешь про эти формы?

Последняя была в июле, и мы ее делали в соавторстве с моим другом Романом Хузиным. Все наши перфомансы разбиты на архетипические этапы человеческой жизни. Начинали мы с рождения, потом была первая любовь,  а в июле — студенчество. Скоро покажем брак. Таким образом мы движемся к смерти. «Студенчество» построено в форме экзамена. Мы выбрали четырех героев — в прошлом студентов, от начала девятнадцатого века и заканчивая человеком из 90-х годов двадцатого столетия. Их разделяют двести лет.

Это дневники реально живших людей?

Да, это настоящие люди. С сайта Прожито мы взяли дневники, писавшиеся в студенческую пору. Их прикольно читать, потому что студенты озабочены теми же самыми проблемами, что и ты в своем студенчестве, хотя и жили в 1828 году: становлением, идентичностью, преодолением статусных барьеров. Просто декорации эпохи другие. Это удивительно цепляет. Наш экзамен был насыщен перформативными, квестовыми признаками. Люди приходили в библиотеку и попадали в ситуацию неопределенности. Им, как это бывает в квестах, давали вводные листы. Читая их, ты уже вовлекаешься в некую игру, и у тебя есть зацепка, в какую сторону двигаться дальше. Помимо четырых перфомеров, в спектакле участвовали работники библиотеки, с которыми можно было взаимодействовать. Перфоманс шел весь день, люди могли приходить с часу до восьми.

Приходили зрители, которые купили билеты?

Нет, все проекты бесплатные. Мы привлекали зрителей через разные информационные источники, чтобы они просто к нам пришли. Удивительно, что государственная площадка — библиотека, дарит людям возможность бесплатно получить то, что мы делаем. Зрителям необходимо было приготовиться к экзамену, и материала было больше, чем они могли изучить по времени. Мы их искусственно погружали в статус плохо подготовленного студента, а я играл педагога, который в последней локации задавал зрителям вопросы по судьбам четырех героев дневников. Это не очень веселый перфоманс в том смысле, что тебя не развлекают — нужно было найти в библиотеке материал, прочитать его, сосредоточиться.  Не все студенты с радостью бегут в библиотеку, чтобы готовиться к экзамену, окунуться в мир материала.

Насколько люди были готовы к этому испытанию?

Пришли все те, кто готов. Те, кто уже умеет участвовать в перфомативных актах. Я хорошо запомнил женщину 60 лет, в прошлом учительницу, которая сказала: «Я не понимаю, что такое перфоманс». Но она вникла и тусовалась с нами до последнего. Это было интересно: зрительница изучала новый для себя тип театра. На перфомансе, посвященном первой любви, было очень много людей — в в тот день к нам пришло человек 100. 20 перформеров разместились так, словно они — посетители библиотеки. У зрителей была инструкция, что они могут подсесть к любому человеку, и в этот момент перфоманс для них начнется. Иногда люди садились к неперфомерам, знакомились с ними. Перформеры рассказывали историю героя, объединённую с собственной историей. Большинство из этих людей — не актёры, я нашёл их при помощи Open call, кинув призыв в социальных сетях. Этот проект — театр плюс жизнь. Ты чувствуешь живое дыхание тех, кто был когда-то.

Расскажи про Прожито

Есть сайт-организация Прожито, его придумал Миша Мильниченко. В электронном архиве сотни или даже тысячи самых разных дневников. Там много воспоминаний простого люда, но и есть и дворяне, чиновники, имена которых не встретишь в учебниках истории. Ты из уст очевидцев читаешь об исторических событиях той эпохи. Например, один из студентов XIX века был из крепостных. Он описывал свой сложнейший путь в студенчество. Ему удалось дослужиться до тайного советника. Он рассказывает о красоте улиц Петербурга, по которым мы ходим сейчас. Этих материалов нигде не найти, а создателям проекта Прожито их приносят обычные люди.

Сколько осталось перфомансов в проекте Прожито и как на них можно попасть?

Осталась ровно половина — ещё три. Попасть на них очень легко: библиотека Гоголя постоянно выкладывает анонсы и я тоже. Перфомансы выходят раз в два месяца, следующий будет 19 сентября. Регистрируйтесь и приходите.

Я так понимаю, вы провели огромную работу, создавая этот проект?

Да, каждая форма — это отдельное событие, на которое уходит много труда. Причём в каждой разная команда, которая набирается в зависимости от идеи, а я всегда концептмейкер. Возможно, следующий перфоманс «Брак» будет уже не в помещении библиотеки и станет променадом. Я свободен в выборе формы, Прожито — площадка для моих собственных экспериментов.

 

А теперь давай поговорим про Облака

У меня и моих друзей есть театральная компания ПЕРФОБУФЕТ, лабораторный проект. Мы существуем на Лахтинской улице, вместе с Театром Поколений и создаём события новых типов. В августе у нас будет воркшоп «Облака». Каждый желающий сможет поучаствовать в перформансе. Потому что перформанс — искусство для всех: для него не нужно актерское мастерство, так как материал художественного творчества — сам человек. Он может почувствовать вкус свободы и начать конструировать какие-то произведения из самого себя, то есть это ещё и классная терапия. Мы раньше не делали воркшопы, а ещё это для нас — попытка создать коммерческую составляющую. Ты боишься взять слишком много или слишком мало. Нужно быть ответственным перед людьми, которые готовы заплатить, поэтому мы выложим открытую экономику, чтобы участники понимали, на что ушли деньги: воду, гонорары актёрам, аренду и т.д.

Финалом нашего воркшопа будет перформативный спектакль, на который мы приглашаем всех жителей города. Так никто не делает: если в финале воркшопов и бывает показ, то это внутренняя история. К тому же спектакль — дополнительный триггер для участников, который повышает их уровень ответственности. Мы прочитаем людям лекцию, я их потренирую, потом пойдем вместе есть. То есть это ещё и площадка для размывания границ между художниками и обычными людьми.

 

Мне кажется, на такие мероприятия в основном ходят люди из тусовки. Я ошибаюсь?

ПЕРФОБУФЕТ начался с тусовки. Но есть тусовка, с которой ты все делаешь, а потом она разрастается до тысячи человек. Я не знаю этих людей, но потенциально они все — мои знакомые. Зачатки целых культурных эпох возникали из бурления определенной тусовки или сосуществующих в одном городском пространстве тусовок, всё начинается с тусовки. У меня сейчас 8 заявок на «Облака»: трех человек я знаю, а пять — нет. Они друзья друзей, но я с ними не знаком. Цепочка френдов может завести так же далеко, как и театральная касса. Граница между тусовкой и городским слоем очень тонкая. Все твои вопросы отправляют меня в категорию социального, а театр сегодня как никогда работает с социальным, то есть с тусовкой. Тусовка — это хорошо.

В этом году ты мегаактивно участвовал в «Точке доступа». Расскажи немного об этом.

Не просто мегаактивно — без зазрения совести скажу, что это абсолютный мировой рекорд: мы с ПЕРФОБУФЕТом, который существует чуть больше года, показали четыре спектакля в «Свободной программе». А на закрытии фестиваля сделали пятый перформанс — то есть всего показали пять спектаклей. Видимо, мы довольно экстравагантные, поэтому к нам было приковано внимание и на всех показах народу было битком. К тому же у нас есть спектакли, на которые можно пригласить мало людей — наверное, это подстегивало интерес к нам. ПЕРФОБУФЕТ выстрелил. Я в Точке доступа хотел участвовать давно, но всё не получалось. А потом мой хороший друг Артём Арсенян предложил нам показать кейс. Я долгое время занимался театром маргинальным, подвальным, поэтому это был мой второй фестиваль, где я выступал в качестве режиссера. И сразу такими объемами. Было круто и страшно весело. И хотя мы новички, но не чувствовали себя новичками. Ведь мы все уже взрослые.  Благодаря Точке доступа состоялась премьера нашего спектакля «Кирпич». Этот проект странный и требовал особой оптики, красивой рамки.

Как люди реагировали на предложение пожить с кирпичом?

Очень весело реагировали — в обществе есть запрос на игру и соучастие. По первому образованию я режиссер любительского театра, это профессия родилась благодаря строительству коммунизма. Люди хотели после работы на заводе пойти что-нибудь порепетировать, заняться вокалом или танцами, и этот запрос был очень высокий. И сейчас он есть. У нас в «Кирпиче» было 10 мест, а заявок больше 30. Люди устали от насилия, от грубости. Потому что русский менталитет находится в хамском состоянии. Может быть, в Питере это ощущается меньше, но, например, в Омске зашкаливает. Я работал на праздниках и заметил, что люди, подвыпив, начинают очень сильно доверять актёрам. Как-то на корпоративе у футбольной команды я заметил удивительный момент, когда люди на полчаса в сказку погрузились. И этот запрос всегда есть в людях. Для проекта «Кирпич» я специально приглашал не актеров: участвовала только одна актриса, которая пока не сделала карьеру в театре. Ведь в выборке может попасться актер.

Беседовала Алла Игнатенко

Фотографии предоставлены Артёмом Томиловым

Добавить комментарий