Вы здесь
Главная > Танец > Пресс-конференция шоу Кармен

Пресс-конференция шоу Кармен

Перед началом ледового мюзикла «Кармен» 15 июня состоялась небольшая пресс-конференция с режиссёром-постановщиком Ильёй Авербухом и исполнителем роли тореадора Эскамильо Алексеем Ягудиным.

Илья, Алексей, добрый вечер! Давайте начнём с вопроса о цифрах: сколько человек участвует в шоу и будут ли задействованы петербуржцы? Например так, как в Сочи с вами выступал Сочинский балет?

Илья Авербух: В общей сложности в постановке задействовано более 60 артистов. Балет современной хореографии, который будет занят в нашем спектакле, состоит исключительно из петербуржцев, эти ребята очень любят танцевать, и мы с большой радостью с ними работаем. Больше петербуржцев в спектакле не занято, мы не стали привлекать спортсменов-любителей, потому что они сейчас все целиком и полностью в подготовке к открытию нового спортивного сезона.

Кто будет исполнять испанское фламенко?

Илья Авербух: Испанское фламенко исполняет наша гостья из Испании, Ольга Доменек Терроба. Хотим, чтобы дух Испании был сегодня в Санкт-Петербурге. Помимо фламенко, Ольга исполнит вокальную партию на русском языке. Вместе с ней будут петь известные вокалисты Света Светикова и Сергей Ли.

Скажите, является ли шоу окупаемым проектом? Если да, то насколько быстро это происходит?

Илья Авербух: Я думаю, нет, я знаю, что спектакль может быть окупаемой историей, но без поддержки спонсоров это действительно сложно. В этом году мы впервые сотрудничаем с несколькими новыми компаниями, и это очень важно, потому что без этой поддержки мы, скорее всего, не справились бы. Коммерческая история очень дорогая и окупаемость с помощью зрителя может быть в лучшем случае в ноль.

Планируется ли показ «Кармен» в Германии в рамках «Русских сезонов»?

Илья Авербух: Расскажу всё с начала. Дело в том, что сейчас у нас сформировалось два коллектива. Алексей, конечно, не мог не выступить в Санкт-Петербурге, и я очень рад, что сегодня в роли тореадора именно он – для петербуржцев и гостей города это большой подарок. Далее Алексей вместе с Таней Тотьмяниной, Максимом Марининым, Катей Бобровой, Дмитрием Соловьевым и еще рядом ведущих спортсменов отправляются в Крым и там будут показывать спектакль «Ромео и Джульетта» с 18 июля – мы всех приглашаем. Спектакль «Кармен» также отправляется дальше в Сочи и к нему присоединятся Татьяна Волосожар, Максим Траньков, Иван Бариев. Так что два спектакля у нас будут идти параллельно, а затем «Кармен» отправится в Германию, и я очень надеюсь, что у нас всё получится по срокам, и Алексей выступит в Германии.

Вопрос Алексею: какая часть «Кармен» для вас является самой сложной в исполнении?

Алексей Ягудин: Безусловно, совмещение человеческого труда и труда аппаратуры. Мы все живые люди и даже если кто-то расстроился, кто-то чуть больше устал – мы можем собраться и адаптироваться. Если ломается техника – мы ничего не можем. Важно, чтобы весь свет, весь звук, все эти маленькие детали работали. То же и с людьми – мне всегда в этом плане очень нравятся групповые номера. Когда ты катаешь соло – на тебе больше ответственности, ты режиссёр своего действия, и зритель видит то, что ты ему показываешь, но в групповом номере чувствуется не просто сила одного персонажа, но коллективная работа. У нас есть сцена карнавала, в которой я, к сожалению, не участвую, потому что готовлюсь к своему сольному выступлению. Так вот там действие происходит внизу на льду, на мосту поют наши вокалисты, на другой сцене танцует коллектив. И тогда, сидя на трибуне (а я иногда смотрю групповые выступления со стороны), ты видишь, что всё работает как единый организм, абсолютно слаженно, синхронно, рука в руку, пальчик к пальчику – это реально круто.

Были какая-то запомнившиеся внештатные ситуации, форс-мажоры в шоу?

Алексей Ягудин: Самая внештатная ситуация произошла здесь же, в Санкт-Петербурге, полтора года назад во время самого первого детского спектакля «Щелкунчик и Мышиный король». Я знаю по музыке, когда Таня Тотьмянина и Максим Маринин разбегаются на выброс и в этот момент в 99% случаев звучат аплодисменты, а в этот раз – тишина! Смотрю в щёлку, они должны были проехать – их нет. Всё ещё тишина. Вы понимаете, о чем идёт речь: Таня упала с выброса и сломала в первом же спектакле ногу. Там остались фактически финальные сцены, и нужно продолжать. Я выезжаю на лёд, в подарочной коробке сидит Максим Маринин, подъезжаю к нему, говорю: «Скотина, выходи уже!» А он настолько в шоке был от того, что происходит… Докатали спектакль уже без Тани, её экстренно увезли в больницу, а на следующий день было запланировано 3 спектакля. Илья Авербух: Да, тогда срочно прилетела Яна Хохлова и мы ночью заново учили всю партию. Но я хочу сказать, что Таня полностью восстановилась и будет выступать вместе с Максимом 18 июля в Ялте, все поклонники смогут увидеть пару в спектакле «Ромео и Джульетта». Нас действительно много связывает с Юбилейным, Юбилейный для нас заколдованный дворец. Был ещё форс-мажор другого плана: в спектакле «Алиса в стране чудес», произошёл сбой электрики и остался только дежурный свет, мы откатали первое отделение совершенно без электричества. И зрители всё поняли. Когда это честно – они всегда понимают.

Алексей Ягудин: А ещё в первом сезоне спектакля «Кармен» в Сочи у нас была задействована лошадь, которая танцевала на верхнем этаже! Слава Богу, Илья поменял сценарий, и лошадь танцевала без меня, но вообще происходило всякое, она могла покакать. А там балету ещё танцевать…

Илья Авербух: Лёша, ну что ты вспоминаешь. Давайте скорее следующий вопрос!

Летом – Кармен. Но вы традиционно приезжаете в Петербург зимой. С каким шоу мы вас увидим?

Илья Авербух: Действительно, зимой всё проще, зимой нас ждут. Летом пока нет привычки ходить на ледовые шоу, и я надеюсь, что мы сможем её привить. Оставлю пока секретом, что будет зимой, но мы точно планируем новогоднее представление. Ещё есть план на следующее лето, и я заранее уверен, что у этой постановки большое будущее. Это спектакль на музыку мальтийского-американского композитора Алексея Шора «Шутовская свадьба».

Мы уже знаем, что в рамках «Русских сезонов» вы будете показывать «Кармен», почему выбор пал именно на это шоу? Будет ли как-то выбранная площадка связана с постановкой?

Илья Авербух: что касается площадки, я пока могу назвать только город – это будет Берлин. «Кармен» там ждут и нас давно приглашали. Надеемся, показать спектакль не только в Берлине, но и в Дортмунде, где живёт много выходцев из России. Приятно, что нас включили в программу «Русские сезоны», для нас большая честь являться лицом России за рубежом.

Говорят, нужно обязательно читать либретто, потому что появились новые лица, и мы не узнаем сюжет Проспера Мериме. Верно ли, что Алесей Ягудин играет две роли: Рок и тореадор? И еще вопрос для Алексея: тореадор – это роль-мечта или вам хотелось бы сыграть Хозе?

Илья Авербух: Мы добавили несколько сюжетных линий: например, линию подруги Кармен, с которой она выросла. У Мериме практически нет описаний детства Кармен. Что касается Лёши… Я заложил некий двойной смысл в эту роль, он словно сама судьба, которую Кармен встречает в юности. Поэтому Лёша здесь в двойном обличье: он её Рок, да, но позже он появляется в её реальной жизни как тореадор. Очень важный момент осмысления. Лёша, скажу за него, любит катать больше отрицательных персонажей. Сладких рафинированных он тоже сделает, но я, как хореограф, чувствую, что ему не интересно.

Алексей Ягудин: На пресс-конференции перед спектаклем «Ромео и Джульетте» я однажды сказал, что я не Ромео – не могу играть постоянную влюбленность, мне нужны какие-то всплески. Мне сразу все начали писать: ты не представляешь, кем был Ромео и в каких разных эмоциональных состояниях, и в горе, и в печали, и в радости. Но я пропустил все эти пояснения мимо. Все равно мне нужно другое. Вот в сказке «Пока часы 12 бьют» я играл зло, ещё я играл Попугая (дети, правда, меня называли Петухом, так и кричали: о, опять Петух побежал) в спектакле «Мама». Роли, где можно быть абсолютно разным: и злым, и добрым – это моё внутреннее состояние. Честно скажу, мне очень нравится, что я не только тореадор на протяжении всего спектакля. Ещё я немного подстрекатель и злой рок. Чёрный тореадор.

Текст: Алина Трофимцова

Фотографии из открытого доступа

Добавить комментарий