Вы здесь
Главная > Театр > Долгий путь Лавра 

Долгий путь Лавра 

«То, что человеку дается по силе его, и есть наилучшее».
(Евгений Водолазкин. «Лавр»)

Спектакль «Лавр» по одноимённому произведению современного петербургского писателя Евгения Водолазкина, лауреата премии «Большая книга», обречен стать самой нашумевшей премьерой года. Сложно представить себе, что возможно перенести на сцену роман-житие о средневековом лекаре, путешествующем по миру и исцеляющем людей, написанный на синтезе древнерусского языка, советских канцеляризмов и сдобренный современными идиомами. Отважился на подобный смелый эксперимент режиссёр Борис Павлович, который не впервые решает сложные задачи (его «Язык птиц», совместный проект БДТ и Центра «Антон тут рядом» с участием людей с аутизмом – единственный в своём роде). Премьера спектакля состоялась в Театре на Литейном 24 мая.

Павлович любит ставить инклюзивные спектакли – и в «Лавре» также есть момент взаимодействия зрителя и персонажей – первые 15 минут проходят в абсолютной тишине, актёры, сменяя друг друга, выходят из зрительного зала на сцену, стоят, смотря вдаль, и уходят обратно, а во втором действии напевают протяжные молебны, перемещаясь за спинами зрителей и максимально вовлекая их в происходящее.

Время в романе нелинейно – действие разворачивается на Руси в XV веке, но с перемещениями в XX век и современность, с взглядом со стороны на события той эпохи, будто мерцающей из тьмы.  На сцене – минимум декораций – обшарпанная часть стены будто в заброшенном доме, бетонный забор, крестьянские предметы быта. Взаимопроникновение эпох подчеркнёт во втором действии уголок с типично обставленной советской комнаткой археолога, занимающегося раскопками в Пскове — именно там, где жил столетия назад отшельник Лавр. Постепенно книга оживает на глазах у зрителей.

Главный герой – мальчик Арсений, которому дед Христофор передаст рецепты своих целебных снадобий. Повзрослев, Арсений встретит возлюбленную Устину. Необычно и трогательно выглядит сцена зарождения их любви — звучат слова автора, будто это читка пьесы – специально отстранёнными, «чужими» голосами, а главные герои передают всю гамму чувств взглядами и жестами.

Груз вины за смерть возлюбленной во время родов и то, что они не были венчаны, постоянно преследует юношу. Дабы искупить грех, Арсений, словно Ксения Блаженная, принимает имя Устин и отправляется в долгое странствие. Он бесстрашно идёт по деревням с мором, придаёт земле усопших и пытается спасти больных людей, совершает паломничество в Иерусалим с другом Амброджо Флеккиа, в память о нём стрижётся в монахи под именем Амвросий, и под конец жизни становится схимником – травником Лавром. Герой заботится о беременной девушке Анастасии, которую считают в деревне падшей – и, принимая у неё роды, словно у Устины, он спасает и мать, и ребёнка, и, исполнив миссию, уходит с миром. Круг замыкается.

Необычно, что все актёры исполняют сразу множество ролей (даже в программке их имена просто перечислены, без указания персонажей) – будто каждый вкладывает частичку себя в образ Лавра. По словам режиссёра Бориса Павловича, «..спектакль — попытка рассказать о себе, рассказывая историю другого. В спектакле нет четкого распределения ролей. Вряд ли кто-то из артистов рискнёт сказать: я сыграю святого. Но рассказать о нём, соотнести себя с тем, что такое человек в своём предельном воплощении — это, наверное, задача, достойная театра».

Несмотря на глубину и драматизм, проскальзывает в постановке и ирония, и насмешка над суевериями, сохранившимися по сей день – чего стоят постоянные причитания героев по любому поводу «И слава Богу» или народные рецепты на любой случай жизни: «Бородавки лечить пометом… От мужского бесплодия поможет морковь…».
Многие считают роман глубоко религиозным, но скорее это история о предназначении и о поиске своего «я». Лавр постоянно сомневается в правильности своего пути, именно это делает его образ близким и понятным современному зрителю. Он не святой, а живой человек со своими страхами и сомнениями, который истово любит свой народ и страну. К несчастью, такую преданность не ценили ни в 15 веке, ни сейчас.
«Что вы за народ такой? Человек вас исцеляет, посвящает вам всю свою жизнь, вы же его всю жизнь мучаете» — силится понять Русь иностранный купец. «Сами мы ее, конечно, тоже не понимаем» – устало говорят наши современники – актёры, словно сбросив маски, уже не играют, а с горечью и стыдом признают действительность.
Текст: Наталья Стародубцева
Фотографии Сергея Рыбежского

Добавить комментарий