Вы здесь
Главная > Музыка > Дивертисмент: Десятников в гостях у Иоффа

Дивертисмент: Десятников в гостях у Иоффа

Заключительный концерт-беседа цикла «В свободном переводе/Дивергенция» состоялся на Новой сцене Александринского театра 25 мая. Илья Иофф, Лидия Коваленко и камерный оркестр Дивертисмент в этот раз пригласили на встречу троих гостей — современных композиторов, музыка которых входит в репертуар Дивертисмента, некоторые произведения звучат впервые в его исполнении.

Азарт, с которым Дивертисмент берется за исполнение новоиспеченных сочинений, заражает публику. Границы, отделявшие прекрасную классическую музыку от сложной современной, совершенно исчезают. Музыканты бережно разворачивают послание композитора  и рассказывают всё до последней строчки, попутно помогая слушателям в особо хитроумных сплетениях партитуры.

Возможно именно благодаря такому трепетному отношению к музыке, оркестру посвящено новое сочинение Настасьи Хрущёвой «Книга печали и радости», которое в скором времени будет выпущено петербургским издательством «Композитор». На премьерном исполнении сочинения мне посчастливилось побывать.

Это музыка, в которой нет большого количества событий, нет запутанных и скрытых линий, нет сложного вообще. В нее входишь, как в большой красивый дом с минималистичной обстановкой. И самая лучшая идея — просто поселиться в нем  и больше не страдать, потому что, как говорит Хрущёва: «Минимализм — это единственное утешение«.

И вот в один момент отваливается спинка стула, на котором сидишь в зале, теряешь опору физическую и начинаешь нащупывать нечто нематериальное. И вперед в безвоздушное путешествие, вечное космическое странствие. Гляди во все стороны, только успевай запоминать.

Замечательным открытием для петербургской публики в недавнем времени стал московский композитор Сергей Ахунов. Совсем недавно в Большом зале Филармонии звучали его «Времена года», а в «Дивергенции» была представлена «Пассакалия». Публика горячо приветствовала композитора, который приехал на исполнение.

Третьим произведением, которое звучало на новой сцене в этот вечер, стала фортепианная соната № 1 Альбана Берга, переложенная для Дивертисмента петербургским композитором Григорием Корчмаром. Илья Иофф рассказывает, что и представить себе не мог, как можно сделать из этой музыки версию для струнных. Но композитор справился с задачей совершенно виртуозно.

Кульминацией программы безусловно стала беседа Ильи Иоффа, скрипача, солиста и художественного руководителя оркестра Дивертисмент с культовой личностью, композитором Леонидом Десятниковым.

Леонид Аркадьевич с порога дал понять, что на язык остёр и по карманам ни за какими словами не полезет. Поинтересовался, что у нас вообще здесь происходит, что за беседы ведём. Ну вроде как о времени композиторов говорим, вот сколько замечательной музыки нынче рождается — хорошо! Вот у Настасьи Хрущёвой видеоблог появился «Начало времени композиторов» — прекрасно же!

Леонид Десятников: «Да нет, сейчас скорее конец. Настя, поздняк метаться!»

Илья Иофф: «То есть вы больше не будете писать музыку?»

Л. Д.: «Я бы хотел перестать писать, но у меня есть обязанности… Вообще, все гениальные композиторы умирали в раннем возрасте. А остальные несут какую-то пургу«.

И. И.: «Видимо, я люблю ваши неудачные сочинения… Вы бы могли написать попсовый шлягер?«.

Л. Д.: «Если бы я и хотел, мне это недоступно».

И. И.: «Но в ваших произведениях полно шлягерных цитат…»

Л. Д.: «Они все в жирных кавычках. Вот вы знаете, я написал «Ноктюрн» к кинофильму «Мания Жизели»? Мне до сих пор за него стыдно, это просто смерть диабетика. А мой сосед, представляете, включает периодически на полную громкость, ноктюрн ему очень нравится… Меня поражает, как короток век попсовых деятелей. Это игра по очень строгим правилам, они не могут выйти за пределы звуковых представлений, они бьются в клетке, и их безумно жаль«.

И. И.: «У меня есть вопрос, который я хочу задать Вам уже лет пятнадцать..»

Л. Д. (перебивает) «Я — еврей«.

И. И.: «Да нет же, не это. Однажды мы играли с Вами 4 пьесы Веберна, и я до сих пор не понимаю, почему Вы выбрали именно их. Нужно было сыграть что-нибудь из XX века со скрипачом, а мы играли крошечные пьесы, которые все вместе длятся меньше пяти минут. Публика была в восторге, конечно, благодаря, появлению на сцене личности Десятникова…»

Л. Д. «Нет, это Вы гениально играли«.

Стоит упомянуть, что по соображениям редакции за рамками статьи пришлось оставить особо пикантные высказывания, которые то и дело проскальзывали в диалогах Ильи Иоффа и Леонида Десятникова. В свободном переводе, как-никак. До новых встреч!

Текст и фото: Елена Козлова-Гатовская

Добавить комментарий