Вы здесь
Главная > Театр > Любовь за деньги?

Любовь за деньги?

12 апреля на сцене Драматического театра на Васильевском был показан спектакль театра имени Моссовета «Не все коту масленица» режиссера Виктора Шамирова.

С 12 по 26 апреля в Петербурге проходит международный фестиваль «LOFT». В программе заявлены лучшие спектакли как Петербурга, так и других городов России (Москва, Самара, Тюмень и др.) и даже зарубежья (Сербия, Словения, страны Балтии), что придает мероприятию статус международного.

Открыть фестиваль выпала честь театру имени Моссовета, который представил петербургскому зрителю спектакль «Не все коту масленица» по одноименной пьесе А. Островского. Создатели и участники постановки удостоены таких наград, как премия города Москвы в области литературы и искусства, премия «Звезда Театрала» в номинациях «Лучший спектакль малой формы» и «Лучшая мужская роль второго плана». Кроме того, спектакль – номинант премии «Золотая маска»-2017.

Созданное Александром Островским в 1871 г. произведение «Не все коту масленица» автор считал скорее этюдом, нежели полноценной пьесой. Главным здесь, по мнению писателя, должны были выступать «московский быт и купеческий язык, доведенный до точки». И пусть петербургский зритель живет не в Москве, однако, будучи хоть и северной, но все же столицей, реалии, представленные в спектакле, ему до боли знакомы и понятны. В постановке герои прогуливаются по старым московским улочкам, ходят к обедне в Хамовники, что находятся чуть ли не на другом конце города. Все это петербуржцы могут измерить своими улицами и расстояниями. Однако куда более важны реалии не географические, а социальные.

Замоскворецкий купец Ермил Зотыч Ахов (н.а. России Евгений Стеблов), которому уже, ни много ни мало, 60 лет, решает «купить» себе молоденькую, 20 лет от роду, бесприданницу Агнию (Юлия Хлынина). Для девушки без перспектив и будущего подобный мезальянс – подарок судьбы, по крайней мере, по мнению Ахова. Мама Агнии, Дарья Федосеевна (з.а. России Елена Валюшкина), испытав на себе, каково это – жить под гнетом богача, решает обхитрить Ахова, получив от него деньги для обустройства счастья дочери с молодым приказчиком Ипполитом (Марк Вдовин).

Поразительно, насколько не просто современно, а крайне злободневно сегодня звучит пьеса Островского, написанная более 100 лет назад. Только если раньше девушек насильно выдавали замуж за богатых «папиков», то сегодня молодые девицы сами предлагают себя сильным мира сего, мечтая выгодно устроиться. Причем чем старше «папик», тем лучше, ведь это значит, что ему недолго остается жить на этом свете. Однако своевольная Агния рушит шаблон Ахова («Я твою душу вижу: за бедного не хочешь, а богатый и старым может быть») и выбирает молодость. Но можно ли говорить здесь об отсутствии расчета со стороны девушки? Так ли не прав Ермил Зотыч? Режиссер Виктор Шамиров и актриса Юлия Хлынина мастерски раскрывают лежащую не на самой поверхности идею Островского о том, что Агния выбрала не столько молодость, сколько, как и прочие девушки, комфорт и богатство, ведь замуж за Ипполита она согласилась выйти только после того, как у него появился достаток. Можно сказать, что девушке выпал счастливый билет: и уверенность в завтрашнем дне, и жизнь не со стариком.

Вообще, благодаря невероятно талантливой игре всех актеров, их героев нельзя четко разделить на плохих и хороших, каждому из них ничто человеческое не чуждо. Ермил Зотыч, с презрением смотрящий на всех вокруг, требующий, чтобы ему в ноги кланялись и благодарили за то, что он снизошел до визита в дом к обыкновенному люду, при всем при этом крайне застенчивый и одинокий. Ахов не вызывает отвращения и презрения, в отдельные моменты ему хочется даже посочувствовать.

Дарья Федосеевна – женщина, много повидавшая на своем веку, жизнь научила ее быть хитрой. Благодаря ее обаянию, харизме и уму, она ловко манипулирует людьми, достигая своих целей. Дочь ее, Агния, девушка своенравная, в какой-то мере избалованная, пытающаяся пристроить себя подороже несмотря на то, что за душой у нее ничего нет. Обе женщины знают себе цену и не готовы преклоняться перед богачами, выполняя их прихоти и чудачества.

Ипполит, пожалуй, единственный из героев, эволюционирующий в ходе спектакля. Представленный в начале юношей несмелым, трусоватым, к концу он становится уверенным в себе и даже в какой-то мере нагловатым, и вряд ли дело здесь в напитке, придавшем ему смелости.

В Москве спектакль идет на сцене «Под крышей», в Петербурге он был показан на камерной сцене «Театра на Васильевском». Благодаря этой камерности чувства и эмоции героев представлены зрителю как на ладони. И актеры, надо сказать, с удовольствием используют преимущество небольшого пространства, активно взаимодействуя с публикой, где – открыто, произнося реплики, адресованные зрителю, где – невербально, подмигивая или простирая руки, например.

Заканчивается постановка словами отвергнутого Ахова: «Грязь грязью и остается!». Однако кто именно является грязью – большой вопрос, поставленный в конце и автором пьесы, и режиссером спектакля.

Текст: Любовь Марьина

Фото из открытого доступа

Добавить комментарий