Вы здесь
Главная > Театр > История медведей панда, рассказанная саксофонистом, у которого есть подружка во Франкфурте

История медведей панда, рассказанная саксофонистом, у которого есть подружка во Франкфурте

Минимум дважды на этой неделе, в ожидании начала спектакля в фойе, среди обрывочных реплик зрителей приходилось слышать: «А вот у Баргмана премьера была в Музее Достоевского, как-то так называется … это вы о нем? Говорят, очень впечатляюще. Надо сходить». Невольно заинтересуешься, потому как можно хоть шесть номинаций на «Золотую маску» получить, а такого интереса, чтобы советовали тет-а-тет не снискать.

Спектакль, действительно, имеет название, которое ни произнести, ни запомнить: «История медведей панда, рассказанная саксофонистом, у которого есть подружка во Франкфурте». Зато Александра Баргмана представлять лишний раз не требуется, он известен как актер театра и кино, на протяжении двух лет являлся главным режиссером Театра имени В.Ф. Комиссаржевской, а сейчас — художественный руководитель «Такого театра». В «Комиссаржевке» Александр Баргман уже обращался к творчеству современного румыно-французского драматурга Матея Вишнека. Третий год в репертуаре театра с успехом идет спектакль «Прикинь, что ты Бог». А в 2018 году Александр Баргман уже ставил его пьесу «История медведей панда…» в израильском театре «Маленький».

В интервью интернет-журналу IsraeliCulture.Info режиссер говорит о пьесе следующим образом: «С первого взгляда это лирическая драма о музыканте и о некой девушке, которые случайно встретились на одной из вечеринок, проснулись вместе, и вроде бы – ключевое тут «вроде бы» – мы наблюдаем за тем, как развиваются в течение девяти дней и ночей их отношения. Однако все не совсем так – реальность перетекает в ирреальность, насыщается поэтическим абсурдом. Сквозь читаемый сюжет возникают совершенно другие темы и подтексты, порой довольно грустные. […] Я лично не знаком с Вишнеком, но хорошо понимаю, о чем он говорит, он ставит вопросы, волнующие каждого творческого человека – как жить в этом нестройном мире, и есть ли возможность осмыслить, опоэтизировать этот мир с помощью дара, которым художник наделён… Пьеса полна тоски и сожаления о том, что не случилось, что не получил этот музыкант, растерял на бегу, о том на что не обратил внимания, не остановился, все бежал куда-то в какой-то суете…»

Если судить по фотографиям, то российская постановка претерпела ряд изменений в сравнении с израильским вариантом. На сцене театра «Маленький» кухонный гарнитур, птичьи клетки, бутылки, посуда и лампы, а на сцене музея Достоевского остались только лампы и черные коробки, другой свет, другие костюмы. В российской постановке незнакомку играет Олеся Казанцева – актриса Кемеровского, Новосибирского и Свердловского театров. Автор и исполнитель спектакля-концерта «Жизнь в розовом цвете». Лауреат премии Новосибирского отделения Союза Театральных Деятелей (2017). В роли музыканта Олег Сенченко, приглашенный артист ТЮЗа им. А.А. Брянцева, лауреат премии Правительства Санкт-Петербурга в области культуры и искусства за роль в спектакле «Зима, когда я вырос».

Работа актеров не оставляет ни малейшего ощущения дефицита. Талантливая игра, напольные лампы и пара платьев создают наполненную эмоциональную картинку, как если бы в Театре Достоевского стоял кухонный гарнитур, кровать, посуда и целая костюмерная. Незатейливый бытовой анекдот «двое проснулись голыми в постели», превращается в загадочную историю — 9 ночей девушка будет возвращаться в дом по просьбе музыканта, чтобы тот лучше узнал ее. Каждая ночь не похожа на остальные. Сцена второй ночи «Скажи «а», как будто ты..» и сцена пятой ночи про соседей срежессированы так круто, как невозможно представить, читая текст! И в каждой сцене на зрителя сыплются нестыковки, которые уже не позволяют верить, что это простая бытовая история. И на одной из таких нестыковок вдруг становится понятно, отчего ночей именно девять, почему девушка знает ответы на все вопросы, и почему это история о медведях панда. «Может быть, одновременно с этим происходят еще две вещи: сильный запах яблок проникает в зрительный зал, и где-то, неизвестно где, начинает играть саксофон».

Не исключено, что именно это заставит вас, стоя в фойе в ожидании какого-нибудь спектакля, говорить своему спутнику «Видел новую постановку Баргмана? Что-то про медведей панда. Она изумительная, точно сходи».

Текст: Катерина Егорова

Фотографии Александра Коптяева

Добавить комментарий