Вы здесь
Главная > Театр > И стал он песней…

И стал он песней…

7 февраля «Ельцин-центр» показал на сцене Театра поколений спектакль «Шпаликов». Яркого шестидесятника с трагической судьбой сыграл петербургский актёр Алексей Забегин (Этюд-театр).

Геннадий Шпаликов был сценаристом и режиссером, учился с Андреем Кончаловским и Андреем Тарковским. Единственный фильм, который он успел срежиссировать, «Долгая счастливая жизнь», был тепло встречен на Западе и даже получил главный приз на фестивале в Бергамо, но советские критики это кино не приняли.

Вот и спектакль Николая Русского получился трагикомическим: вот в вальсе по сцене проносятся Рональд Рейган и Никита Хрущев или выбегает Никита Михалков со смешными усами и узнаваемым тембром голоса, а вот уже жена Шпаликова Инна (Валентина Сизоненко) в слезах кричит: «Гена, где ты?». Спектакль «Шпаликов» пропитан ощущением смерти: еще в начале коллеги Геннадия обсуждают, что он повесился и это «некинематографично» — «лучше бы под поезд бросился» — какой бы тогда был ракурс!

Сквозная линия постановки — знаменитая — «А я иду, шагаю по Москве…», которую Геннадий Шпаликов сочинил для фильма Георгия Данелии экспромтом. Знают эту песню все — даже те, кто фильм о трёх парнях и девушке, которые «шлялись и ничего не делали» никогда и не видел. Но единицы знают автора этих строк… Поэт в России больше чем поэт, и Шпаликову пришлось платить высокую сцену за свой талант. В последние годы он из-за конфликта с женой, уставшей от его бесконечного пьянства, ушел из дома, и ночевал то у друзей, то на чердаке. Личные неурядицы и творческая неустроенность в результате и провели к известному финалу. В 37 лет Шпаликов повесился, оставив записку, строки которой раз за разом мелькали на экране в финале спектакля.

Всё прощание — в одиночку,
Напоследок — не верещать.
Завещаю вам только дочку —
Больше нечего завещать.

В то же время концовка решена с юмором. Знакомые Геннадия Шпаликова на похоронах, перебивая друг друга, лицемерно разглагольствуют о том, каким гениальным творцом был их современник, и сколь большая утрата постигла их с его гибелью. Показная скорбь так трагична, что даже смешна. Последние минуты спектакля пройдут под песню Егора Летова, и от неё щемит сердце.

Текст: Алла Игнатенко

Фотографии Вадима Балакина и из открытого доступа

Добавить комментарий