Вы здесь
Главная > Музыка > Инопланетянин в гостях у детства. Аниматор Иван Максимов: слева направо и сверху вниз.

Инопланетянин в гостях у детства. Аниматор Иван Максимов: слева направо и сверху вниз.

Камерный оркестр Дивертисмент и режиссёр-мультипликатор Иван Максимов встретились на Новой сцене Александринского театра в рамках цикла концертов «В свободном переводе/ Дивергенция» 23 февраля.


Встреча началась с исполнения «Childhood revisited» композитора Гия Канчелли, широко известного публике как автора музыки к советским фильмам «Мимино» и «Кин-дза-дза». «Childhood revisited» («Возвращение в детство») — музыка, лишённая привычной драматургии, музыка как сигнал из космоса«, — по словам маэстро Ильи Иоффа, — «который мы либо уже переросли или до которого еще предстоит расти«.

Музыка, в основном, медленная и тихая с легкими красочными вкраплениями ориентальных незамысловатых мелодий. Главный герой — детство, которое мы можем пересмотреть. Видим ли мы там себя или еще кого-то? Очень специфическое, конечно, детство, у меня такого не было, всё-таки Грузия и Кавказ далеко. Однако состояние детского восприятия, туманного, сонного, бессознательного, но очень чуткого, очень открытого, передано композитором и исполнителями (партия флейты — солистка Мариинского театра Мария Федотова, за дирижерским пультом художественный руководитель Дивертисмента Илья Иофф) мастерски.


Как не было в моем детстве грузинской музыки, так и не было авторской анимации. Авторская анимация — это, конечно, не для всех, совсем не для всех, как и в общем-то классическая музыка, которую всё пытаются популяризировать, привить народным массам, а она все равно живет своей собственной жизнью.

С этого непростого вопроса начался разговор Ильи Иоффа с гуру отечественной анимации Иваном Максимовым.

И. И.: Вот, в 90-е, скажем, по телевизору можно было увидеть мультфильмы «для взрослых», про тёщу, например. И вот это было для широкой аудитории. Как Вам вообще могло прийти в голову делать анимацию не для всех?

И. М.: Дело в том, что большинство специй, которые я добавляю, достаточно шизоидные. И мой зритель должен любить именно эти специи. Таких как я, с таким же вкусом оказывается совсем немного, процентов десять — пятнадцать. Я стараюсь делать для всех, но я делаю, как умею, поэтому получается не для всех.

И. И.: Я счастлив относить себя к этому небольшому проценту с таким вкусом. У Вас в фильмах часто звучит замечательная музыка Баха, Генделя, даже нашего современника Карманова. Что рождается в начале — музыка или картинка?

И. М.: Все хотят на готовенькое. Конечно, рисовать проще, если можно вдохновляться уже созданной музыкой. Также и музыку композиторы любят писать уже на готовую анимацию.

И. И.: Как, например, ваш мультфильм «Дождь сверху вниз», к которому Бах написал саундтрек… Вот Вы говорите: «Любой персонаж, у которого есть хобот, вызывает доверие». Откуда берутся Ваши герои, они Вам снятся или Вы над ними работаете?

И. М.: У меня к ним есть определенные требования, и главное, чтобы нравились, и в первую очередь, мне самому. И, конечно, же есть всегда определенный конструктор из фрагментов известных животных.

И. И.: А как так сложилось, что несмотря на весь свой чудаковатый вид, ведут себя персонажи антропоморфно, физиология у них естественная, такая органичная?

И. М.: Это люди, просто я их такими вижу…

И. И.: А что насчёт сюжета?

И. М.: Сюжет — это костяк, на который можно нанизывать кино. Часто сюжет и не нужен, достаточно гэгов, смешных аттракционов для того, чтобы доставить зрителю удовольствие,это совсем не относится к литературе. Но сюжет может украсить…

И. И.: Если позволите такой нескромный вопрос. Вот Ваш мульт «Дополнительные возможности Пятачка» — настоящий троллинг старого доброго Винни-Пуха. А какие у Вас взаимоотношения с официальной мультипликацией?

И. М.: В мире анимации все друг друга любят, потому что ни у кого нету денег.

Беседа не велась всухую, то и дело И. Иофф радостно жал на кнопку и показывал собравшимся свои любимые работы И. Максимова: «Болеро», «Дождь сверху вниз» и, конечно, самое родное «Дивергенция Д», мультик, нарисованный Максимовым про Дивертисмент. Сходство с реальными музыкантами, конечно, очевидно, а может и нет никакого сходства, показалось. Но вот он, выплывающий на кораблике многорукий худрук (Илья Иофф), вот еще на одном кораблике бессменный концертмейстер оркестра и солистка (Лидия Коваленко), вот пианист, который и без рояля весь в музыке (Михаил Блехер), вот и остальные существа сказочного мира со своими музыкальными крендельками, палочками и гигантской тубой стекаются по улицам совершенно реального дождливого Петербурга, чтобы играть для слушателей концерт.


Третий концерт цикла «В свободном переводе/Дивергенция» состоится 30 марта в 16:00. Собеседницей И. Иоффа станет Настасья Хрущёва, петербургский композитор, автор манифеста «Русская меланхолия». Камерный оркестр Дивертисмент исполнит на встрече «Просветлённую ночь» Арнольда Шёнберга.

Встречу засняла и свободно перевела в буквы: Елена Козлова-Гатовская

Добавить комментарий