Вы здесь
Главная > Кино > Суспирия

Суспирия

«Суспирия» Дарио Ардженто – знаковый фильм ужасов, мгновенно ставший культовым и оказавший огромное влияние на весь жанр в целом. Хотя картина была выпущена на экраны в 1977 году, она до сих пор смотрится пугающе атмосферно, что позволяет ей оставаться актуальной. Снимать ремейк настолько яркого фильма – дело рискованное и сложное. Но земляк Ардженто, итальянец Лука Гуаданьино, громко выстреливший в том году с драмой «Назови меня своим именем», рискнул и встал у руля перезапуска.

Сам режиссёр рассказывал, что с детства был не только влюблён в оригинальную «Суспирию», но и мечтал снять свой фильм на основе картины Дарио. И, в принципе, теперь на одного счастливого человека в мире стало больше, потому что ремейк, а ещё лучше сказать кавер, ведь они не должны быть абсолютной калькой предшественника, получился самобытным, но при этом не теряющим уважения к работе Ардженто.
Оригинальная версия отличалась запоминающимся визуальным рядом, который вместе с музыкой превращал просмотр в по-настоящему пугающий аттракцион, но сюжет её был, мягко говоря, слабым и умещался в пару строк. Поэтому Лука, взяв за основу первоначальный синопсис, начал делать с фильмом то, что хотел сам.
Итак, мы имеем всё ту же завязку: молодая американка Сюзи Бэннион приезжает в Германию, чтобы поступить в знаменитую балетную академию, которой, как она позже выясняет, заправляют ведьмы. Но теперь события фильма перенесены в Берлин 1977 года, которым правят хаос и внутренний раздор, а вместо финального твиста оригинала нам сразу дают понять, что главная героиня имеет дело с нечистой силой. И то, и другое решение, принятое Гуаданьино, оказалось верным. Разрушение города и постоянные новостные сводки, рассказывающие о террористических актах, отлично перекликаются с происходящим внутри балетной школы. А изначально признавая, что всё руководство академии – ведьмы, режиссёр может спокойно строить сюжет дальше, тем более, удивить такой концовкой зрителей бы уже не получилось.


С другой стороны, пугает и шокирует Лука отнюдь не неожиданными твистами. Сменив резкий визуальный ряд Ардженто на холодный и серый, он каким-то образом сделал происходящее на экране во много раз ярче эмоционально. Страх для него не конечная цель, а средство, поэтому чувство ужаса и общий не уют от происходящего будет верным спутником любого зрителя во время просмотра. Ожидание кошмара оказывается захватывающим, но когда он наступает, то кажется, что всё, что происходит с героинями, происходит и с тобой, а их телесная боль ощущается на физическом уровне.
Атмосферу безысходности и неминуемого печального конца накаляет и музыка, которая тоже претерпела существенные изменения. Композитором новой «Суспирии» стал Том Йорк – солист Radiohead, которому, видимо, не давал покоя успех гитариста группы Джонни Гринвуда на этом поприще. Песни Йорка, записанные для фильма, получились лирическими и невероятно печальными, отлично дополняющими серую зиму на экране, хотя и звучат они достаточно редко, но от того громко и ярко.
Каким бы гениальным ни был замысел картины, его тяжело будет воплотить без актёров. И тут Гуаданьино опять не ошибся. На главные роли он позвал своих муз: космическую Тильду Суинтон, играющую в фильме сразу несколько ролей, и Дакоту Джонсон, давно искавшую шанс показать, что она может больше, чем «50 оттенков серого». На втором плане есть и очаровательная старлетка Мия Гот, и начавшая терять свою популярность Хлоя Грейс Морец, и даже Джессика Харпер, игравшая главную роль в оригинальном фильме. Никто из каста, несмотря на разношёрстность, не выбивается из общего ряда. Всего в фильме приняло участие сорок актрис, и каждая из них получилась на экране колоритной и вызывающей интерес.
У Ардженто танцев почти не было, у Гуаданьино они поставлены в центр повествования. Ломаные, отрывочные движения перекликаются с физическим насилием, олицетворяют сексуальность и хаотичность, эмоциональную суть поступков героев. До конца непонятными остаются многие моменты фильма, но не потому что режиссёр не знал, как их объяснить, а потому что объяснений они и не требуют. Логика и разум внутри «Суспирии» становятся бессмысленными и ненужными, всё это уходит на второй план, и балом правят чувства обострённые здесь до предела.

Нельзя сравнивать версии 1977 года и 2018. Под одним названием скрываются два абсолютно разных произведения. Ардженто осмысленно уходил от привязки к временному контексту, Гуаданьино берёт не только точный исторический период, но и снимает множество актрис из разных эпох, подчеркивая сражение прошлого и будущего. Дарио не пытался высказывать о каких-то проблемах, Лука говорит и о разрушении послевоенной Европы, и о разделении, и о феминизме. У двух авторов, взявших одну завязку, получились полярные картины, выбрать лучшую из которых, скорее всего, невозможно. Но ремейк, в любом случае, стоит хвалить, восхищаясь его смелостью и тому, что это, пожалуй, один из лучших фильмов ужасов за последние несколько лет, лучше всего сравниваемый с невероятно красивым, холодным и убивающим своей необратимостью Адом.

Добавить комментарий