Вы здесь
Главная > Театр > Петербургский авангард живёт на заводе

Петербургский авангард живёт на заводе

В конце этого года Инженерный театр АХЕ снова показывает серии перформативного сериала «Между двумя». Спектакли проходят на театральной площадке «Порох» в Музее cтрит-арта в Санкт-Петербурге. В основе цикла — Тибетская книга мёртвых «Бардо Тодол». 27 октября мир увидел «Преддверие».

Инженерный театр «АХЕ» не похож на театр в классическом его представлении. Для начала своей локацией. Площадка «Порох» стала родной для театра в начале прошлого года. До этого у АХЕ вообще не было постоянного пространства, только мастерская на Пушкинской, 10, а ранее — клуб «Антресоль» на Малом проспекте Васильевского острова. Театр постоянно гастролировал по миру и принимал участие в театральных фестивалях. Теперь «Порох» разместился далеко от центра города буквально на территории действующего завода слоистых пластиков, будто намеренно пытаясь удалиться от петербургских снобов и прочих «желающих оскорбиться». Первым спектаклем на новой площадке стала «Демократия». Художники Инженерного театра Павел Семченко и Максим Исаев купались в бочках с нефтью, а после рисовали этой жидкостью на деревянных холстах. Картины сразу же были проданы на аукционе по окончании спектакля.

В этом сезоне спектакли стали ничуть не скучнее. АХЕ подготовил сразу шесть спектаклей, который вошли в цикл под условных названием «Между двумя». Именно так переводится слово «бардо» на русский язык. Оно означает некое промежуточное состояние души. Таким образом, сами спектакли становятся своего рода путешествием в загробный мир и погружением в медитативное-сновидческое состояние «бардо».

«Преддверие» — спектакль-иллюзион. Это оптическое представление, основанное на отражениях и рефлексах. На сцене художники выстраивают иную реальность и стараются увлечь в неё зрителя. Спектакль начинается со странных звуков от игры Владимира Волкова на контрабасе и Вячеслава Гайворонского на трубе, из-за которой практически не слышно слов художников. Скрежет музыкальных инструментов, плохое освещение от лампочек висящих на проводах по всей сцене буквально вводит в транс.

По всему периметру сцены развешаны вертикально листы фанеры, а на полу в несколько рядов разложены деревянные фигурки людей, символизирующие всё человечество. На сцену выходит герой в белых одеяниях. Он из одного листа фанеры мастерит портал в ад — лист фанеры с прикреплённым к нему чёрным полиэтиленовым пакетом. И портал в рай — чистый лист фанеры. К обоим листам герой приклеивает скотчем по металлической дверной ручке. А по итогу заходит в портал в рай — прячется за чистым листом фанеры.

Другой герой в чёрных одеяниях начинает будто говорить со зрителем. Его мучительная рефлексия сопровождается маниакальными действиями: художник начинает есть растворимый кофе с молоком, а затем набирает в пульверизатор красное вино и начинает распылять его на фигурки людей. После он достаёт два листа лаваша, по форме похожих на надгробные камни, мажет на них варенье, оборачивает ими свои ступни, надевает галоши и начать бегать по сцене. С таким празднеством он хоронит всё человечество.

А после решает похоронить и себя сам. С помощью сверла и гвоздей он скрепляет листы фанеры так, чтобы получился куб, и забирается внутрь него. На тросе этот куб с художником внутри поднимают над сценой, и тот начинает вращаться. Через минуту он резко падает на сцену и спектакль заканчивается. На сцене остается лишь мусор от строительных работ: молоко в перемешку с вином, залитое по всей сцене, разломанные листы фанеры, доски, гвозди и трупики деревянных фигурок. Словно на этом месте не проходил спектакль авангардного театра, а неудачно завершились строительные работы.

Высказывание художников живое и неординарное. Однако все их художественные практики, такие как перформанс, инсталляция, танец, пение, мистерия и маскарад, оказываются отвергнутыми зрителем из-за отсутствия логики. По окончании спектакля я решила подойти к другу художников Владимиру Волкову, чей контрабас заглушал весь озвучиваемый текст:

— Вы можете объяснить основную идею спектакля?

— Да здесь же всё понятно.

Текст: Дарья Горшенина

Фотографии из открытого доступа

Добавить комментарий