Вы здесь
Главная > Интервью > “Happy new ears”

“Happy new ears”

Мы встретились с Денисом Рубиным, основателем концертного агентства “Happy new ears”, 18 ноября перед концертом Алексея Айги и Дитмара Боннена в Центре Михаила Шемякина и побеседовали о роли концертных агентств в музыкальной индустрии и самых интересных запланированных концертах.

ОКОЛО: Расскажите, что такое “Happy new ears”?

Д.Р.: “Happy new ears” – это игра слов. Как все понимают, выражение «Счастливого Нового Года!» превращается в выражение «Счастливые Новые Уши». Не мы это придумали, будем честны. Это выражение, которое принадлежит Джону Кейджу, знаменитому композитору. Кстати, по иронии судьбы этот же композитор дал название проекту Алексея Айги – ансамблю «4’33». Это название давно болталось в закромах памяти, а когда возникла необходимость создать собственное агентство, оно показалось самым подходящим! С одной стороны оно игровое, что мы очень любим, с другой стороны, оно прямо говорит, что мы пытаемся делать что-то для ушей. Прежде всего, мы занимаемся концертам и лекциями. И потом «Счастливые Новые» — это то, что нам важно: счастливые люди, которые получают то, что мы делаем! И они «Новые», потому что то, что мы делаем, адресовано каким-то новым активным людям.

ОКОЛО: Думаю, публике может быть не вполне понятно, какова роль концертных агентств в музыкальной индустрии. Есть исполнитель, есть площадка, а чем именно занимаетесь вы?

Д.Р.: Это очень просто. Где-то в какой-то параллельной вселенной есть исполнители, где-то есть площадки. Где-то между ними должен стоять человек, который возьмет на себя это смелость и риски, чтобы они исполнитель и площадка пересеклись между собой. Есть большой ряд артистов и площадок, у которых есть адекватные директора, которые сами этим занимаются, но очень многие артисты не обладают нужным менеджментом. Артисты и не должны этим заниматься, они должны создавать музыку, а агентства организовывать концерты. Более того, именно агентство берет на себя основные финансовые риски: артист должен получить свои деньги, площадка должна получить свои деньги, но никто из них не хочет рисковать.

ОКОЛО: В чем специфика именно вашего агентства? Какова сфера ваших интересов?

Д.Р.: Когда я читал какие-то лекции по музыкальному менеджменту, меня спрашивали: «Как вы позиционируете вашу площадку, вашу целевую аудиторию?» Я всегда отвечал, что можно много умных слов наговорить, но, если честно, всегда все упирается в субъективный фактор, а именно в личность того, кто всем этим занимается. Я стараюсь делать только то, что мне самому интересно. Когда я занимался Эрарта Сценой, я придумал этому название «высокая эклектика» — оно дурацкое, но как есть. А суть его в том, что прошло то время, когда аудиторию можно было разделить по жанрам и форматам. Сейчас очень мало людей, которые, например, любят джаз и ходят только на джаз или только на классику, или на современный театр. Современному человеку интересно сегодня послушать какую-то электронную музыку, завтра какой-то поп-концерт, послезавтра прийти на концерт Айги,  а потом сходить в театр DEREVO. Наверное, я обращаюсь в первую очередь к той аудитории, к которой сам принадлежу. Что это за прослойка? Это какой-то средний класс. В свое время я придумал еще одну формулировку, она хорошая: состоявшаяся интеллигенция. То есть интеллигентные люди, которые чего-то добились своим трудом, своим умом и могут позволить себе потратить деньги на билеты. Как бы грустно и цинично это не звучало, это важная составляющая. Я бы и рад пустить всех бесплатно, но нужно, чтобы все это отбивалось, зарабатывалось и продолжало жить дальше.

ОКОЛО: Вы несколько раз упомянули «риски». С какими именно проблемами сталкиваются концертные агентства?

Д.Р.: В первую очередь это финансовые риски. Про это говорят все промоутеры независимо от их статуса: хоть это организаторы концерта Мадонны на Дворцовой, хоть это организаторы крупного музыкального фестиваля, хоть я, хоть маленький начинающий агент. Событийны бизнес самый рискованный, потому что есть слишком много факторов влияющих на то, состоится это все или нет. Если у людей, которые продают условные шкафы есть одна переменная – это покупатель, с которым нужно работать, которого нужно искать и завоевывать. Но, к примеру, вычислив, что покупаются лучше всего шкафы из карельской березы, можно продавать только их и сделать прекрасный бизнес. У нас в роли «карельской березы» выступает артист, который очень непостоянный. Сегодня артист «А» собирает полный зал, завтра он почему-то перестает их собирать, параллельно этого же артиста купили какие-то конкуренты, через два года еще что-то случилось. Плюс во время события произошли еще какие-то события: Чемпионат по футболу, плохая погода, не дали зарплату и так далее. Настолько много неизвестных, что ни про одного артиста нельзя сказать, что я точно на нем заработаю. И это главный риск. Если честно, я не прибедняюсь, это просто факт, материальная прибыль равна нулю в концертной истории, но есть другие прибыли: это удовольствие, это круг людей. И потом кому-то это нужно делать, если это получается и душа к этому лежит.

ОКОЛО: Но в целом динамика положительная? Индустрия развивается?

Д.Р.: Как ни странно – развивается. Хоть все говорят, что кризис и публика не будет ходить, но люди приходят, им интересно. Косвенно это доказывается тем, что сейчас очень активно развиваются билетные операторы. Единственное, что нужно улавливать – есть некоторая динамика смены интересов:  в какой-то момент люди активно ходят на концерты, потом они начинают ходить на лекции, потом в музеи, потом в театры. Но в целом в наших реалях публика ходит неплохо, хотя по гамбургскому счету Петербург очень сложный город, как и Россия в целом, потому что есть огромное количество коллективов, которые в мире собирают условно тысячу человек, а у нас двести-триста. И это просто данность, что с этим делать не очень понятно. Я думаю это связано отчасти с тем, что у нас не развита околоконцертная инфраструктура, то, чем вы занимаетесь. На самом деле медиасреда очень куцая: нет профильных журналов, сетей, сообществ. Эта такая змея, кусающая свой хвост: нет спроса – нет медиа, нет – медиа – нет культуры, нет культуры – нет спроса.

ОКОЛО: Какие ваши ближайшие планы? На что стоит особо обратить внимание?

Д.Р.: Я, конечно, призываю приходить на все. Но из ближайших планов — это Алина Орлова 23 ноября: прекрасная певица, новый альбом, приглашенный специально для презентации струнный квинтет.  1 декабря «кАчевники» – новый проект Андрея Запорожца (SUNSAY, 5nizza), Вячеслава Семенченко (Fame) и Дениса Михальченко ( Den Da Funk). Это отличный хип-хоп на русском языке,  не современный: немного размазанный и галюциногенный, а честный, старый, со скретчем, очень качающий! Ребята хотели сделать тур Москва – Петербург – Киев, но, в итоге, остался только Петербург. Так что это уникальная история и первый концерт проекта! Затем, 15 декабря творческий вечер Петра Мамонова – это всегда загадка! Мы даже названия не смогли добиться. По опыту это несколько частей: музыка, стихи и рассказы, ответы на вопросы и проповедь обязательно. В январе 3-6 числа всех ждем на нашем традиционном фестивале VOLKOV MANIFEST на сцене Лендока и Яани Кирик. Этот проект — моя гордость, я его придумал. Это будет пятый фестиваль в Петербурге и второй в Москве. И мы надеемся, что вывезем его заграницу. Где-то шесть лет назад я уговаривал Володю сделать фестиваль его имени, потому что человек он абсолютно уникальный: играет и барокко, и в театре, и классику, и минимализм, и джаз и с «АукцЫоном»! Все, что угодно! Я его долго уговаривал, а он стеснялся, говорил, что никому не нужен. Но, когда сделали этот фестиваль, у него загорелись глаза, и теперь каждый год дергает меня, и мы делаем его. Это некоммерческий проект, мы еле отбиваемся, чтобы он просто состоялся, но это тоже нормально. Это одно из тех явлений, которое, на мой взгляд, претендует на то, чтобы стать достоянием нашего города. Я более чем уверен, что через несколько лет на нас обратят внимание власти, тот же Комитет по культуре, начнут нас поддерживать.

Текст и фото: Александр Шек

Добавить комментарий