Вы здесь
Главная > Интервью > Один день из жизни артиста. Вера Свешникова

Один день из жизни артиста. Вера Свешникова

Вера Свешникова – известная актриса мюзиклов. Она исполняет главные роли в таких популярных спектаклях, как «Бал вампиров», «Джекилл и Хайд», «Граф Монте-Кристо». 26 октября в Санкт-Петербургском театре музыкальной комедии состоится премьера мюзикла «Канкан» К. Портера, в котором актриса сыграет одну из центральных ролей – артистку кабаре Клодин. О том, как складывается обычный рабочий день Веры Свешниковой и как проходит подготовка к новому мюзиклу – в нашем репортаже.

Мы встретились с Верой Свешниковой за полчаса до начала репетиции, чтобы… спокойно выпить кофе. Оказалось, что этот напиток занимает особое место в жизни актрисы, и рабочий день Веры обычно начинается именно с него: «Кофе – все, что я люблю и хочу с утра». Репетиции начинаются рано, а Вера, по ее словам, «совершенно не «жаворонок»»: «Я  могу до 3 ночи работать, и всю ночь работать, но встать с утра для меня – целое испытание».

Чтобы проснуться, Вера, как и все, заводит будильник, но… «Будильник на то и создан, чтобы откладывать его еще на 10 минуточек». А если есть еще и возможность поваляться подольше, то Вера этим шансом непременно воспользуется. Узнав об этом, мы не могли не спросить, кем же Вера считает себя – трудоголиком или человеком, ищущим легкие пути.

«Друзья говорят, что трудоголик. Но я склонна не согласиться с этим, потому что моя работа – это мое любимое дело, моя жизнь… Творчество дает мне и силы и энергию».

Пока готовят кофе, Вера делится историей, связанной с любимым напитком: «Все, кто со мной работают, знают, что с утра я очень угрюмый человек, и кофе – единственное, что может поднять настроение. Но однажды его эффект оказался для меня почти пугающим. Когда мы выпускали спектакль «Граф Монте-Кристо», один из дней был особенно сложным. И вечером, перед выходом на сцену мне принесли огромный «Американо». Я выпила его, вышла на сцену и во втором акте поняла, что  сердце у меня прямо выпрыгивает – спектакль очень эмоциональный, я себя еще «разгоняю» актерски и понимаю, что беру самую высокую ноту, и вместе с ней сердце просто выскакивает наружу. В итоге мне пришлось опуститься на колено и подождать, пока «мотор» вернется в нормальный режим».

После кофе направляемся в сторону Театра музыкальной комедии, продолжая  обсуждать типичный распорядок дня. Так как с утра Вера перекусывает редко – только зная, что в ближайшее время у нее не будет возможности перерыва в репетиции, интересуемся, а когда же приходит время обеда в более-менее стандартном режиме.

«Довольно часто я ловлю себя на том, что уже четыре часа, репетиция началась в 10, и хорошо бы подкрепиться. Но бывает и так, что день может пролететь, а поесть мне так и не удается. Голод обрушивается в тот момент, когда уходишь со сцены по окончании спектакля. И кажется, что если прямо сейчас что-то не съесть,  жизнь  кончится».

В Театре музкомедии активно готовятся к премьере мюзикла «Канкан». Серьезное место в репетиционном процессе занимает работа с хореографом. Для Веры, с 16 лет активно занимающейся танцами, такие репетиции – не испытание. В какой-то момент ей захотелось на сцене чего-то большего, чем только вокал, и она решила освоить латиноамериканскую танцевальную программу.

«Я нашла себе преподавателя и просто поставила его перед фактом, заявив «Я буду петь, а ты – танцевать». От неожиданности он согласился. И мы стали выступать тандемом. За четыре года он научил меня основам латиноамериканских танцев. Больше всего усилий потребовалось ему, чтобы «внушить» мне технику, научить постепенному освоению материала, вместо того, чтобы «лететь» по нему, как мне этого хотелось».

На улице необычайно солнечная и теплая погода, совершенно нетипичная для Петербурга в это время года. Прогулка от кафе до театра занимает больше времени, чем положено, так как нет желания спешить, хочется насладиться теплом, яркостью и красотой осеннего города и вдохнуть аромат зарождающегося дня, который наверняка будет прекрасным. Неспешное движение навевает вопрос о том, есть ли что-то, что может отвлечь Веру по пути на работу.

«По пути на работу меня может отвлечь все что угодно, особенно в Санкт-Петербурге. Здесь впечатляет абсолютно все, начиная от неба, и заканчивая поребриками» (смеется). – Вот оно! Человек, выросший в Москве, употребил слово «поребрик»! Автор – житель Петербурга – радуется и ликует и не может отказать себе в удовольствии задать каверзный вопрос, присущий ревнивому и въедливому петербургскому характеру: все-таки «поребрик» или «бордюр»?

«Я уже впитала в себя петербургский флер – все эти «поребрик», «куры»,  «греча». Познакомившись с городом, его жителями и его традициями за годы, проведенные в Петербурге, я научилась уважать его индивидуальность. Все это обусловлено историей и потому до сих пор имеет место быть».

Однако мы увлеклись разговором, а между тем на часах уже 11.00 и Вере пора готовиться к первой репетиции. Вообще, их у актрисы в сегодняшнем графике четыре. Начинается репетиционный день с отработки одного из танцевальных элементов. Репетицию проводит хореограф Виктория Барта (Венгрия). Не будем раскрывать все карты, скажем лишь, что даже один небольшой танцевальный рисунок показывает страсть, царящую в отношениях между героями мюзикла «Канкан». Выглядит интригующе.

Вера появляется на репетиции вовремя, несмотря на затянувшуюся прогулку. Невольно возникает вопрос о пунктуальности и возможности позволить себе опоздание.

«Нет, я в этом плане очень собранная и щепетильная. Потому что время, особенно в предвыпускной период, когда его не хватает на то, чтобы воплотить все замыслы в жизнь, – очень дорогой ресурс. Я всегда прихожу вовремя, независимо от того, что может случиться. Стараюсь выходить раньше – если пробки обещают задержку в пути на два часа, значит, я выйду за два часа. Лучше прийти на десять минут пораньше, немножко подготовиться – я не заставлю всю группу ждать. Так же важно для меня, чтобы и мое время уважали. И если мы договорились о чем-то, значит, должны сделать в любом случае. Это единственное, в чем я никогда не отступаю».

На репетиции группа артистов многократно повторяет одну техническую комбинацию. Любопытно – не утомляет ли актрису такая рутина?

«Нет, это то самое «постепенное освоение». Сначала дается форма, потом добавляется какой-то нюанс, наполнение, другой характер. Чем больше повторяешь, тем более высокого уровня можешь достичь. В какой-то момент у тебя начинает отзываться тело, подключаться разум, эмоции, и с наращиванием повторов происходит и возрастание энергии».

Виктория Барта дает указания всей команде, объясняет технические и эмоциональные тонкости отдельным артистам. Ей помогает переводчик. Спрашиваем, сложно ли Вере общаться через посредника?

«Нет. В театре нам часто приходится работать в международных проектах, когда диалог идет через перевод. Но в хореографии, чтобы выполнить задачу, перевод мне не нужен. Кроме того, венгерский настолько выразительный и эмоциональный, что зачастую, подсознание даже забывает, что это другой язык. Мы можем говорить на одну тему на разных языках, но все равно понимать друг друга. Следующая премьера, над которой театр будет работать, — мюзикл Максима Леонидова «Девчонка на миллион» —  русская команда, русский постановщик, и даже немного странно представить сейчас, что не будет  микрозадержки между словами режиссера и переводчика, которая в последнее время стала для нас привычной».

Небольшой перерыв после первой репетиции, который мы посвящаем беседе, прерывается новыми обстоятельствами – примерка костюмов будущего спектакля. Вера, как настоящая женщина, радуется возможности покрасоваться в платьях (увидев их спустя несколько минут, нам стал понятен восторг актрисы) и отдельно просит о возможности продемонстрировать шляпки (и это желание нам также стало понятно чуть позже). По коридорам, лестничным пролетам, закулисными лабиринтам мы выходим сначала в большой зрительный зал, а затем – в розовое фойе, где расставлены вешалки с костюмами, только что прибывшие в театр из мастерских. Следит за примеркой художник по костюмам Агнес Дьярмати (Венгрия). Наряды потрясают воображение красотой и роскошью. Для каждого из героев, между прочим, заготовлено минимум по два костюма. Говоря о платьях для героинь, надо отметить, что материалы, которые использовались в костюмах, особенные: они призваны добавить легкости, ощущения воздуха. А шляпки смело можно назвать произведением искусства. Вера демонстрирует роскошное платье, прекрасно подчеркивающее ее точеную фигуру, но стоит ей надеть шляпку, как весь образ меняется, обретая характер.

Реплика в сторону: девушки! увидев эти наряды на спектакле, вы многое будете готовы отдать за то, чтобы пощеголять в них, но за шляпку можно отдать еще больше!

Окунувшись в красоту, возвращаемся на землю. После примерки Веру ждет следующая репетиция. На сей раз – это сводный хореографический прогон. Смотрится впечатляюще: три разрозненные группы, одну из которых мы видели ранее, соединились воедино. Здесь задача у артистов усложняется, так как необходимо органично вплести свою партию в общий тандем. Несмотря на большое количество задействованных артистов, хореограф успевает следить за каждым. Увиденный нами танец полон страсти. Ох, не зря, не зря, похоже, возрастной ценз у постановки 16+!

Закончив репетицию, каждый расходится по своим делам, но большая часть артистов все-таки направляется обедать. По пути в буфет вновь расспрашиваем Веру о закулисных секретах. На этот раз спрашиваем, в чем актрисе удобнее всего репетировать.

«Зависит от состояния. Если очень ранняя репетиция, то я предпочитаю надевать что-то мягкое, чтобы продлить воспоминание о теплой постели. Если начинаем в 11-12 часов, выбираю леггинсы, чтобы было удобно двигаться, но в то же время стараюсь задействовать какой-то элемент (юбку, шарф), который обозначал бы будущий костюм. Если репетировать канкан в джинсах, ни постановщик, ни я не поймем, как будет смотреться из зала то или иное положение, движение или поза».

Понимая, что на репетициях Вера проводит большую часть дня, интересуемся, важен ли для нее устроенный быт или она не требовательна к окружающим обстоятельствам.

«Я вообще неприхотливый человек! Мне приятно отдохнуть в Тайланде в отеле пять звезд, но так же приятно отдохнуть в палатке в походе или в съемной комнатке где-то на юге. Если это требуется, я могу спать на полу в спальнике. И вообще могу заснуть где угодно, если театр не отпускает домой – репетиции затягиваются заполночь, а на следующий день в 9 часов надо уже опять быть на сцене. Но уют я люблю, это правда. И когда заканчивается премьерная гонка, для меня важно вернуться в свой мирок, где только я и самый важный для меня человек».

После небольшого перерыва на обед мы вновь в репетиционном зале. На этот раз актеры не танцуют, но и не поют – читают рэп. Здесь воцаряется «актерская демократия» — формат текста нетипичен, слова тасуют, подбирая наиболее удобные варианты. Не раскрывая интригу, можем сказать, что тема, затрагиваемая в речитативе, очень близка нам, девочкам. И рэп-баттл между героями и героинями выглядит очень любопытно. Скоро вы сами услышите доводы, приводимые каждой из сторон, и решите, к какому лагерю стоит примкнуть.

Нетрадиционный разговорный формат дается артистам непросто – кто-то легко справляется со скороговоркой и демонстрирует актерский класс, другим приходится сконцентрироваться до предела. Интересуемся у Веры, насколько ей близок такой жанр.

«Рэп – да, могу послушать. Но я бы не сказала, что чувствую себя органично в этом формате. Мне он дается очень тяжело. Это не мое явно. Никогда не думала, что такое скажу (смеется все время)».

Последняя, но самая длинная репетиция дня – общий прогон отдельных сцен на сцене. Ее ведет режиссер-постановщик КЕРО (Венгрия). Один актерский состав  проходит эпизод на сцене, другой – находится в зале и следит за происходящим. После показа КЕРО собирает артистов и обсуждает увиденное, вносит коррективы, не только объясняя  драматические нюансы, но и напевая музыкальные фрагменты. «Канкан» далеко не первый опыт работы Театра музыкальной комедии с ведущим венгерским режиссером, долгие годы возглавлявшим Будапештский театр оперетты и мюзикла. Для Веры это уже третий спектакль после мюзиклов «Джекилл&Хайд» и «Граф Монте-Кристо» Ф. Уайлдхорна. Естественно, спрашиваем, каково это – работать с таким серьезным мэтром.

«КЕРО очень любит работать с артистами, которые ищут индивидуальное решение, особый подход к роли. И это очень ценно, потому что нам, актерам, есть что предложить. Конечно, часто он  говорит: «Нет, это перебор, это мы делать не будем», но так же часто в совместном диалоге рождается некий симбиоз его режиссерского видения и нашего актерского воплощения. И это очень интересно. Например, мы разбирали определенную сцену в «Канкане» и у нас был вопрос отношения моей героини Клодин к своему возлюбленному – художнику Борису и Бориса к Клодин. Что он любит больше – искусство или Клодин. Кого Клодин больше любит – свой танец или Бориса. И мы предлагали разные варианты, несколько раз переделывали эпизод полностью – от входов и выходов до взаимодействия на сцене, пока не пришли к консенсусу. Это было очень интересно – словно несколько разных спектаклей сочинили».

Наконец, репетиционный день закончен. Можно собираться домой. Выйдя из театра, Вера не сразу направляется в сторону дома, сначала она решает прогуляться в сквере на Площади Искусств, чтобы сбросить напряжение длинного дня.

«Я часто бываю здесь. В перерыве выхожу сюда, люблю просто побродить среди деревьев, могу позвонить родным, рассказать, как у меня дела. Это ближайший зеленый уголок к театру, где можно отдохнуть и переключиться с работы на обычную жизнь».

Погода на улице по-прежнему невероятно прекрасная: теплая, даже жаркая, солнечная. Гуляя, приходишь в восторг от деревьев, стоящих в красивом золотом одеянии. Мы задаем Вере последний на сегодня вопрос: «Вдохновляет такая красота?».

«Безусловно. Я часто поднимаю глаза к небу и говорю спасибо за то, что у меня есть сейчас».

Текст: Любовь Марьина

Фото предоставлено пресс-службой Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии

Добавить комментарий