Вы здесь
Главная > Изобразительное искусство > «Буревестник» Рашида Абдульмянова: широкие крылья Дзен

«Буревестник» Рашида Абдульмянова: широкие крылья Дзен

В галерее «Борей» открылась выставка «Буревестник» Рашида Абдульмянова. С 10 по 21 июля посетителей ждут 4 зала медитативных и своеобразных работ в стиле Дзен.

Творчество в стиле Дзен – это в первую очередь искренность момента. На Востоке простые образы тушью по бумаге передают сокровенное знание о текучести жизни, о свободе и о красоте. Они хранят в себе нежное эхо ослепительных проблесков осознания, которые способны пробудить воспоминания о чём-то знакомом, позабытом и почти незаметном.

Рашид Абдульмянов, выпускник питерской Военной Академии Связи и бизнесмен, в 1995 году увлёкся среднеазиатской культурой и долгое время посвятил научным изысканиям и путешествиям в поисках древних артефактов и загадочной Шамбалы. Художник провёл небольшую экскурсию для журнала «ОКОЛО» по залам выставки и ответил на несколько вопросов.

ОКОЛО: — Ваша выставка называется «Буревестник». Само это слово довольно тревожное, а стиль Дзен подразумевает под собой полный покой. Как пришла мысль объединить такие противоположные понятия?

Р.А. – В этом и есть суть Дзен, заставить человека быть осознанным. А что такое осознанность? То состояние, в котором человек не переживает ни о будущем, ни о прошлом. Он здесь и сейчас, он целый и гармоничный, и способен на диалог с миром. Центральная работа «Буревестник» подразумевает под собой живой мыслительный процесс, а это – маленькая контролируемая буря внутри каждого, буря эмоций и чувств.

Центральная работа, задающая настроение всему первому залу, названа «Силы Природы». Суть её можно описать как «Познавшим соразмерность». Часто человек испытывает иллюзию, что великая сила его разума может контролировать всё. Но стоит хотя бы раз попасть в жерло бушующих стихий, как разум перестаёт не то чтобы контролировать – он и вовсе рискует покинуть своего обладателя. Остаётся только пульсирующая жизнь и ослепительное понимание, что человек – песчинка, маленькая и зависимая от всего мироздания. Осознав своё место в природе, человек приходит к гармонии с внешним и внутренним миром.

ОКОЛО:— Когда к Вам пришёл стиль Дзен?

Р.А.: — Одно время я рисовал картины маслом, но потом отказался от живописи как таковой. Не хотел ничего делать, не желал совершенно. Я думал, что сказал всё, что хотел сказать. Но человек устроен накопительно (смеется), и всё накопленное рано или поздно выйдет наружу, иногда весьма неожиданным образом. Мы были в Бийске, на даче у друга, я отчего-то взял альбом и акварель и начал делать какие-то зарисовки для себя. Я и не предполагал, что это может понравиться ещё кому-нибудь. Но друзья и близкие, которые первыми их увидели, сказали, что от них веет покоем. Это стиль сочетает в себе созерцание, философию и путевые заметки. Например, скала из «Победы над страхом» — это реальное место. Я сам стоял на том камне, который неуютно ворочался под ногами.

Главная работа второго зала – «Победа России над вечным хаосом». По мнению автора, Россия – страна с уникальнейшим опытом. Её историю Рашид видит как красивую яблоню: вот она растёт, крепнет, затем начинает цвести. Она делится с окружающим миром красотой, ароматом, нектаром, потом – плодами. Потом её семена попадают в землю, и всё повторяется сначала в цикле вечного омоложения. Художник уверен, что Россия – страна, отмеченная великой удачей, но и стоила эта удача немало. Об этом – картина «Багровый рассвет». Ещё одна яркая работа — «Слон Советского союза». Под полотном – небольшое выражение: «В сердцах народов жива память о дружбе». Как рассказал Рашид, слон здесь – олицетворение Ганеши, призываемого в качестве первопричины действия, позитивного импульса. Возвращаясь к теме яблони, художник относит эту картину к периоду после сбора плодов, когда у людей остаётся воспоминание о хорошем, тёплом времени.

ОКОЛО: Что для Вас главное в творчестве?

Р.А.: Чистота. Внутренняя чистота и искренность. Собственно, она нужна и для того, что творить, и для того, чтобы воспринимать творчество.

Третий зал посвящён Пути и людям, которые что-то ищут. Как в себе, так и вокруг. Здесь можно мысленно побеседовать со «Сфинксом Азии», а потом взойти на «Переход». Во многих культурах среди верований о загробной жизни присутствует мост, ширина которого зависит от поступков умершего. Чем человек чище и светлее, тем шире мост, и наоборот, человек, проживший жизнь дурно, будет вынужден идти по тонкой верёвке.

ОКОЛО: — На открытии выставки Вы рассказывали, что многие свои работы Вы сжигали при переезде. Только ли компактностью Вы руководствовались? Некоторые творцы сжигают свои картины, если они чем-то их не устраивают.

Р.А.: По правде, свои работы я сжигал только один раз, когда уезжал из Средней Азии. Сначала я сделал выставку с теми картинами. Некоторые работы купили, некоторые я отдавать не стал, потому что считал их действительно хорошими… А потом я задумался над такой проблемой, как желание нравиться. И посчитал, что доля такого желания в этих работах есть. И я решил завязать с таким мотивом. Мне импонирует просто передавать своё состояние, без какого-либо заигрывания.

Четвёртый зал – зал Власти. Работы здесь посвящены размышлениям над последствиями, к которым приводит злоупотребление какими бы то ни было полномочиями. По мнению Рашида, держащие бразды правления иногда забывают, что время не стоит на месте, что всё меняется и проходит, в том числе и они сами. Одна из работ призывает «Победить Напыщенность» с кратким комментарием – «От сумы и от тюрьмы не зарекайся».

 

Текст: Уна Сольвейг

Добавить комментарий