Вы здесь
Главная > Театр > «Обыкновенные чудики»: Спивак и студенты о светлых людях

«Обыкновенные чудики»: Спивак и студенты о светлых людях

Заявлять о своих намерениях прямо, тратить последние деньги на ненужную в хозяйстве безделушку, чтобы порадовать близких — такое ли это чудачество? В январе в Молодежном театре на Фонтанке состоялись премьерные показы спектакля художественного руководителя театра, народного артиста России Семена Спивака и его студентов «Обыкновенные чудики» по мотивам рассказов Василия Шукшина.

Подсвеченные красным прожектором молодые люди и девушки в джинсах, кожаных куртках исполняют уличную классику: «Звери», «Ундервуд», «Ночные снайперы», «Би-2» — все то, на чем росли дети рубежа веков, все то, что останавливаешься подпеть где-нибудь на Невском или Дворцовой.

Дворцовая, Невский, подземные переходы, двери метро — они, к слову, тоже тут, позади актеров, в проекции на натянутом экране. В видео семенят случайно пойманные объективом прохожие, проносятся машины. Где-то здесь может оказаться любой, сидящий в зале.

Девушки и молодые люди, так заразительно певшие день сегодняшний, — студенты третьего курса РГИСИ, воспитанники Семена Спивака. Через несколько минут они перевоплотятся в героев 60-х и за длинным столом затянут песни той поры: «Одинокая гармонь», «Вот кто-то с горочки спустился», «Все на свете изменяется». Небольшой концерт — пролог к спектаклю, мостик между веком XXI и такими уже далекими реалиями сельской жизни 60–70-х прошлого века.

«Обыкновенные чудики» — уже не первый в практике Молодежного театра студенческий спектакль. Ранее так в репертуаре появились «Крики из Одессы», «Метро», «Жестокие игры» и «Идиот.2012». На этот раз мастер вместе со студентами дают свой ответ на вечный спор разума и сердца. В этом им помогают шукшинские герои, те самые знаменитые чудики — наивные, несуразные, в чем-то абсурдные, но, главное, искренние, сердечные.

В основе постановки — восемь рассказов Василия Шукшина: «Светлые души», «Чередниченко и цирк», «Думы», «Сапожки», «Кукушкины слезки», «Степка», «Ваня, ты как здесь?», «Хозяин бани и огорода». Все рассказы объединены жителями одной деревни. Наблюдающие друг за другом сельчане играют роль своего рода хора из пьес древнегреческих авторов: заводят песни в тон происходящему, удивляются гибкости циркачки («Чередниченко и цирк»), превращаются в веселую и шумную молодежь («Думы»), а иногда становятся полноценными участниками происходящего. Так, например, свадебное застолье с гармонью и традиционными выкриками «Горько!» предваряет открывающий спектакль этюд «Светлые души».

Из-за стола молодожены Нюся (Василина Кириллова) и Михайло (Владислав Бургард) Беспаловы отправляются в свой дом. А через несколько мгновений зрители наблюдают Нюсю за приготовлениями к встрече супруга, которого не было дома 1,5 недели. Накрытый стол, аккуратно застеленная кровать, спешно обутые праздничные туфли. Нюся и не думает обижаться на Михайло, она выбегает из избы на каждый гудок автомобиля и пребывает в радостном нетерпеливом ожидании. Явившийся с работы Михайло явно находится совсем в другом расположении духа, но Нюся, словно не замечая этого, заботливо крутится вокруг мужа, умывает его, усаживает за стол, подливает в стакан водки, с умилением наблюдая, как Михайло опрокидывает в себя каждую новую порцию. Хор фоном символично поет: «И не с тем порой встречаемся, доверяем не тому». Что ждет явно не слышащих друг друга, таких разных молодых дальше, неизвестно. В счастливом неведении зрители оставляют Нюсю и Михайло.

Такой прием Спивак использует почти в каждом этюде: открытый финал не дает истории завершиться на сцене, оставляя героям и зрителям пространство для надежды, пронизывая теплом и светом истории о людях разных возрастов, людях маленьких, но живущих большими чувствами на фоне повседневного быта. Если шукшинский герой порой только в первые минуты знакомства предстает перед читателем чудаком с душой нараспашку, а затем приобретает и другие грани, то чудак Спивака, как режиссер сам рассказывал в предпремьерных интервью СМИ, — моральный ориентир для человека XXI века. Таким он и остается с первой минуты появления на сцене до последней.

Так, в рассказе Шукшина Чередниченко («Чередниченко и цирк») увлечен циркачкой Евой только поверхностно, добившись ее адреса и нагрянув с визитом, он начинает оценивать ее абсолютно рационально: что подумают соседи, какая мать и хозяйка выйдет из артистки, сколько поклонников у нее было. В итоге шукшинский Чередниченко решает с не меньшим напором нагрянуть к давно примеченной им учительнице и предложить семейную жизнь ей: лучше справится.

Совсем другой Чередниченко у Спивака. Неловкий, смущенный, путающийся в словах, он (Ефим Чайка) мало задумывается о быте. Практически в одиночку выпив принесенное им вино, Чередниченко озвучивает Еве (Евгения Лыкова) свое предложение и оставляет ее ошарашенной, абсолютно уверенный в том, что назавтра он получит положительный ответ. Исход предприятия очевиден, он, конечно, не в пользу Чередниченко, но вердикт не будет озвучен, этюд вновь оставит за собой многоточие.

По-своему Спивак и студенты прочитывают рассказ «Ваня, ты как здесь?». Съемки картины здесь превращаются в довольно комичное действие, а второстепенная в прозе ассистентка режиссера (Светлана Стуликова) — на сцене образ яркий, запоминающийся и злободневный. Внутри этюда о верности к себе и любви к малой родине, чем руководствуется тракторист Пронька (Руслан Бальбуциев), отказываясь от съемок, ассистентка — заметка на полях (но красным карандашом!) об угодничестве перед начальством и попытке самоутвердиться за счет подчиненных. При этом героиня Стуликовой вполне подпадает под определение чудиков: и в слезах, и в попытках командовать она кажется очень искренней и болеющей за успех кинопредприятия.

Чудики, по Спиваку, — светлые люди. Об этом говорит и подзаголовок постановки — «Этюды о светлых людях». В отличие от Шукшина, чьи рассказы не лишены горького послевкусия, режиссер, как художник-импрессионист, от мрачных тонов отказывается. Спивак предлагает не думать о том, как приходиться чудикам в мире, основанном на законах рациональных и совсем не чудаческих. Спивак предлагает увидеть их смелость, прочувствовать красоту: чтобы действовать по совести, говорить прямо, любить искренне, нужно немало храбрости.

«Обыкновенные чудики» вышли действительно светлыми, согревающими и искренними. Очень музыкальными и полными энергии — тут особенно сказались молодость и всесторонние таланты актеров, которые и спеть могут (все «саундтреки» в постановке живые), и акробатический трюк выполнить. В спектакле нет модных нынче технических приемов, подчеркнутого минимализма, навязчивой попытки осовременить героев или подключить критику современных реалий, сдобренную щедрой порцией сарказма. «Обыкновенные чудики» — спектакль очень добрый, местами лиричный, может, слишком обнадеживающий и наивный на первый взгляд, но не того ли в тайне от себя мы ищем на самом деле, пересматривая по праздникам старые советские фильмы?

Текст: Татьяна Барашкова
Фото из архива Молодежного театра на Фонтанке

comments powered by HyperComments