Вы здесь
Главная > Интервью > Владимир Зайцев: «В жанре, в котором работал Высоцкий, он был уникален».

Владимир Зайцев: «В жанре, в котором работал Высоцкий, он был уникален».

Арт-Журнал «Около» завершает цикл интервью к юбилею Владимира Высоцкого разговором с видеооператором Владимиром Зайцевым. Из-за солидной разницы в возрасте наш собеседник не успел увидеть артиста на сцене или пообщаться с ним лично, но уже много лет он является исследователем и пропагандистом творчества актера и певца.

Около: Володя, когда ты впервые услышал о Владимире Семеновиче, его песни и запомнилось ли тебе первое впечатление от них?

В.З. Это было в детстве, в классе первом-втором. Я помню, мы в тетрадки писали его песни. У моей сестры в тетради была «Песня о друге» из «Вертикали». Чем – то она меня зацепила, и это было первое знакомство с творчеством Владимира Семеновича, еще при его жизни. Серьезно зацепило уже в подростковом возрасте. Я летом отдыхал в Дубне у тети, все уходили на работу, а я копался в их книжках, в пластинках. Помню, нашел гибкую пластиночку с песнями из фильма «Вертикаль». Я ее поставил, а сзади на обложке был напечатан текст. Меня поразил куплет из песни «Вершина»:

«Надеемся только на крепость рук,

На руки друга и вбитый крюк,

и молимся, чтобы

страховка не подвела».

Мне было лет десять тогда, но я ощутил насколько точно и емко он написал — надеемся на то, что зависит от нас, и молимся, за то, что от нас не зависит. Кстати, что интересно, моя дочка, когда ей было лет двенадцать, тоже впервые услышала эту песню и тоже именно этот куплет ее поразил.

Сам я в тринадцать лет взял в руки гитару, но первые песни, которые я сыграл, были не Высоцкого, а Окуджавы: «До свидания, мальчики!», «Когда метель кричит как зверь» и другие. Приезжали в гости родственники, на праздники, дни рождения, просили меня что-нибудь сыграть, и мне хотелось всегда чем-то новеньким их удивить. Мне казалось, что самое несложное – это выучить песни Высоцкого — ну что там трудного – проорать? Потом я начал собирать его записи, потому что хотелось все время учить что-то новое. Конечно, я далеко не все тогда понимал. Собирая его записи, я увидел, что у него были разные варианты песен, куплетов. Стало любопытно- почему в этот раз он спел так, в другой иначе, почему в этот день пел этот куплет, в другой не пел?

Потом был год пятидесятилетия Высоцкого, вышли его первые книги, большие пластинки. Вначале я собирал все о нем – газеты, статьи, вырезки. Их было тогда не много и можно было все отследить. Собирал все фотографии, которые ко мне попадали. Затем у меня был перерыв лет десять, а в начале двухтысячных я вернулся к творчеству Высоцкого, начал уже его исследовать, изучать.

Около: Высоцкий – твой кумир?

В.З. Я бы не назвал его своим кумиром, потому что для меня кумир – это некое божество, а я уже в четырнадцать лет видел какие-то его огрехи, недостатки, и как у поэта, и как у личности. У него же был очень нелегкий характер, очень непростой!

Около: Спектакли с участием Высоцкого ты видел?

В.З. Я сам не застал Владимира Семеновича на сцене, но знаком с людьми, которые его видели. Отзывы о его Гамлете слышал очень разные. Скажем, я слышал, Андрей Тарковский был от «Гамлета» не в восторге. Зато артисты Таганки, с которыми я разговаривал об этом — они все говорили, что это было что – то необыкновенное!

Около: В кино есть любимые роли?

В.З. В кино я видел все его роли. Больше всего люблю его работу в «Служили два товарища», «Плохой хороший человек» и второй серии «Место встречи изменить нельзя». Там хороши все эпизоды- с Ручечником, с Копченым, с Манькой. Как сказал один мой друг, Илья Рубинштейн: «По эпизоду с Ручечником нужно обучать актеров!».

Около: Для тебя Высоцкий в первую очередь бард, поэт, актер?

В.З. Не могу назвать Владимира Семеновича бардом, с моей точки зрения его уровень выше. Для меня Высоцкий, Окуджава – прежде всего поэты. Высоцкий говорил сам, что работа над словом отнимает у него больше всего сил, времени. Если брать стихи, которые были положены на музыку, то простота в его песнях кажущаяся. Когда слушаешь различные варианты одной песни, понимаешь, какая работа над ними проделана. К примеру, такая, казалось бы, легкая песня «Почему аборигены съели Кука?». Первый вариант – это семьдесят третий год, а окончательный вариант он начал петь летом семьдесят девятого. На февральском концерте семьдесят девятого он ее спел, а потом сам же и говорит: «А, нет, я неправильно спел! Начало там было такое-то…». Так что, для меня Владимир Семенович больше поэт, чем актер. В жанре, в котором он работал, он был уникален. Пожалуй, только Башлачев немножечко приблизился к этой мощи.

Около: Что ты знаешь о самой первой песне Владимира Семеновича?

В.З. Высоцкий сам неоднократно рассказывал о том, как появилась его первая песня. Он написал ее в шестьдесят первом году в Ленинграде, когда снимался фильм «Семьсот тринадцатый просит посадки».

Актер ехал в троллейбусе и увидел у какого-то парня татуху – «Люба, я тебя никогда не забуду!». И это его сподвигло на написание песни «Татуировка»:

«Не делили мы тебя и не ласкали,

а что любили, так это позади…».

Она стала первой песней автора. И уже по этой песне можно судить о том, что он-гений. Она настолько емко и четко написана! Меня всегда удивляли в его стихах именно эти емкость и четкость мысли, «в десяточку», иначе и не скажешь. Да еще в ритм, в рифму все это, кажется так легко, а напиши, попробуй!

Около: Как повлияло знакомство с творчеством Высоцкого на твое личностное становление?

В.З. Безусловно творчество Владимира Семеновича повлияло на мое становление. Четырнадцать лет, это период, когда мозги как раз начинают работать хоть как-то. В отношении к людям, к друзьям, многое я черпал из его творчества. И сейчас круг моего общения так или иначе связан с Высоцким. Есть такое творческое объединение «Ракурс», где работают прекрасные ребята. Они каждый год выпускают календари, фильмы о Высоцком. Их называют «Высоцковеды». Каждую неделю, в ночь с пятницы на субботу, на радио «Эхо Москвы» идет двадцатиминутная авторская программа Антона Ореха «Один Высоцкий» Это тоже делает «Ракурс». Уже вышло восемьдесят два выпуска этой программы, посвященной Владимиру Семеновичу.

Около: Как бы ты определил место Высоцкого в русской культуре?

В.З. Я думаю, что место Высоцкого в русской культуре огромно. В семидесятые в течение десяти лет как минимум не было артиста и поэта более популярного и известного, чем Высоцкий. Были Пугачева, Магомаев, но, я не думаю, что в каждом доме были катушки с записями Пугачевой. Записи Высоцкого — были, действительно, в каждой квартире, хотя его не передавали по радио, по тв.

В заключение – мнения людей разных возрастов и профессий о творчестве Владимира Семеновича. Никто из них не знал поэта лично, но любовь к его песням почти всегда проходит из поколения в поколение естественно и легко, как электричество по проводам. Самый народный артист, который получил это звание не от правительства, а от самого народа.

Карина Дымонт, актриса Московского Театра на Юго-Западе.

«В моем сердце Высоцкий занимает место гигантское. Он сыграл очень важную роль в том, что я стала артисткой. Помимо бобин, которые дома крутили, у меня еще была пластинка «Алиса в стране чудес» с его песнями. И я так здорово себе все представляла, что на ней слышала! У меня была бесконечная любовь к Театру на Таганке. Высоцкого в театре уже не было в то время, но шлейф его ролей был еще очень ощутим. И он для меня – очень важная часть жизни».

Альбина Егорова, руководитель отдела международных связей Ярославского госуниверситета.

«Очень неординарная и сильная личность, внесистемный человек, борец по натуре. Не могу сказать, что я фанат его творчества, больше ценю его как актера. Много экспрессии, мощная харизма. Профессионализм в игре, конечно, чувствуется, но чувствуется и глубокая натура. Чувствуется личность, что всегда притягивает. Как у поэта есть четкие метафоры, смелые высказывания, но не поэтические, а скорее социального плана.

Думаю, если бы он дожил до перестройки, то непременно сказал бы свое поэтическое слово и об этом периоде. Для меня он стоит в одном ряду с Борисом Немцовым и Владом Листьевым. Мне кажется, его бы тоже убили, он не умел приспосабливаться, и, если бы он видел то, что происходило в стране, он не мог бы молчать. У него мощная харизма, он лидер, он мог бы вести массы, и потому его бы убили.

Его место в русской культуре, безусловно, звездное, но все – таки больше для его времени. Из молодежи сейчас немногие им увлекаются и его понимают, все – таки реалии совсем другие. Но он был гений».

Тамара Кайгородова, гид — переводчик.

«Я приехала в Москву в 1978 году из Тобольска молодой девушкой. И только тогда я в первый раз услышала о Высоцком. У нас в Тобольске о нем никто никогда не упоминал, хотя я работала в музыкальной школе. Возможно, творческая интеллигенция, актеры местного театра слышали его песни, но, в основном, люди его не знали. Он же мало снимался, у нас не выступал.

В Москве я сразу же пошла в Театр на Таганке, как только узнала об этом исполнителе и актере. Высоцкого на сцене не видела, но песни стала слушать.

Я считаю, что Высоцкий – это Маяковский наших дней. Новатор слова, стиля, безусловно, талантливый поэт».

Даниил, студент МГТУ им. Баумана.

Песни Высоцкого я в первый раз услышал, когда был еще маленький, у папы в плеере. Как и любой маленький ребенок, я слушал все подряд, не очень отличая, кто и что поет – музыка и музыка. Однако потом, когда я начал осваивать гитару, некоторые песни Высоцкого я сразу же начал играть, многое мне нравилось. Потом я становился старше, переслушал огромное количество музыки и со временем перестал считать Высоцкого музыкантом в прямом смысле слова. Я бы не сказал, что вокально он хорошо пел, что играл на гитаре какие-то безумные партии. Если рассматривать его, как человека музыкального, то в музыкальную культуру он, пожалуй, ничего не привнес. А если рассматривать его тексты, тут я могу сказать, что Высоцкий мне нравится. Некоторые его песни меня по настоящему вдохновляют, придают мне сил. Например, «Мы вращаем землю» – очень хорошая песня! Я знаю, что он артист, снимался в кино и его очень ценили, как театрального актера, но сам я ничего не видел с его участием. Хотя, я точно видел «Вертикаль». Я оцениваю актеров с двух полярных точек зрения — те, которые вообще не умеют играть и те, которые играют замечательно. Игра Высоцкого в этом фильме мне запомнилась и не вызвала никаких отрицательных эмоций. Высоцкий для меня однозначно – поэт».

Артем, студент МАИ.

«Я познакомился с творчеством Высоцкого в детстве, впервые услышал его песни из папиной аудимагнитолы. Я помню, мы как-то случайно нашли в папиной коллекции диск Высоцкого и попросили поставить. Мы вставили диск в компьютер, там было такое приложение, что можно было по тематике слушать песни, можно было в алфавитном порядке. У нас появились любимые, которые мы слушали много, разбирали тексты.

В детстве Высоцкий мне очень нравился, нравились тексты, да и музыка его такая динамичная, интересные гитарные аккорды. Он бил по струнам быстро, мощно. В более старшем возрасте я начал слушать совсем другое, но я понимаю, что Высоцкий- прекрасный исполнитель и понимаю, за что его любят. Меня самого многие песни очень впечатляют, за то, какой там подтекст, какой посыл. Я до сих пор люблю многие из них: про жирафа, про истребитель, про боксеров – « и жить хорошо,и жизнь хороша…». Его тексты застревают в мозгу навсегда. Высоцкий для меня в первую очередь — автор – исполнитель,а это очень обособленный музыкальный жанр. И для меня Высоцкий все – таки больше музыкант, личность, которая благодаря своим песням стала культовой».

Текст и интервью: Дарья Евдочук

Фотографии из открытого доступа.

comments powered by HyperComments