Вы здесь
Главная > Театр > We do what we have to do. We are killing. We are dying

We do what we have to do. We are killing. We are dying

Если Магомед не идёт к горе, то гора идёт к Магомеду. Это изречение из восточного фольклора отлично подходит для описания принципов современного искусства. Какой бы тема не была «вечной», а подача «универсальной», зритель захочет адаптации, новизны и свежести чувств, чтобы непременно актуализироваться и вместе с художественным образом влиться в мгновение жизни, стать «настоящим» этого мира, и застолбить себе это звание, хотя бы на один вечер.

21 декабря в Karlsson Haus состоялась премьера спектакля «Wanted Hamlet» по пьесе Марселя Крамера, которая специально была переведена для театра с английского. В моноспектакле заложены основные мотивы из трагедии Шекспира. Посмотрев на список создателей, можно понять, что пьеса попала в нужные руки. Режиссёр Алексей Лелявский и актёр Михаил Шеломенцев уже имели феерический успех с кукольным спектаклем «Ваня», поставленным в стенах Karlsson Haus. Тогда за ёмкость приёмов и мастерскую детализацию им досталась «Золотой Софит» и, годом позже, «Золотая маска». Не расслабляясь после заслуженного триумфа, Алексей Лелявский взялся за ещё более амбициозную задачу: лишить Гамлета всех оппонентов, оставить его в абсолютном единении со зрителем, лишённом двусмысленности и заставляющим смотреть не только на сцену, но и в самого себя.

К счастью, задумка удалась, даже слишком. Декорации, созданные талантливым Алексеем Лелявским-младшим, разделили действие на пять динамичных этапов в истории современного Гамлета. Всё пространство около сцены стало комнатой Гамлета, где он, оставшись наедине с собой, обращается к безмолвному зрителю, разговаривая то ли с ним, то ли с самим собой в неизменном поиске понимания и сочувствия. С самого детства попав в водоворот дворцовых интриг, герой рано понимает жестокость мира и собственное в нём одиночество. Он не находит поддержки ни в образе воинствующего правителя отца, ни в образе отстранённой матери. И маленький Йорик, череп, закопанный в вазу с цветами, становится единственным спутником в жизни принца датского. Его будущее выложено чередой кровавых побед и поражений, бесчеловечных поступков, которые никак не уместятся с сердце мальчика.

«Все мы — Полоний», разрушающий всё живое своим присутствием. К такому выводу приходит юный Гамлет, тяжело переживающий смерть своей возлюбленной Офелии. Пронзительность сцены дополнена репродукцией Джона Милле «Смерть Офелии». Её образ, полный безмятежности, и в то же время страдания, заставляет Гамлета метаться словно в адском пламени, напоминая, что «ад – это всегда другие, но мы и сами себе – ад».

«Все мы – Гамлет». Мы теряемся и ломаемся под гнётом главенствующего в мире насилия, жестокости, беспощадной и бессмысленной власти. Мы то забываемся в потоке агрессии, то вдруг вопрошающе оглядываемся, осознавая себя чужими в настоящем. Мы ищем место в этом мире, и уходим, так и не отыскав его.

Но в то же время «все мы — Горацио». Мы отстранённые наблюдатели, которые были, есть и будут, что наблюдают издалека за происходящим, равнодушно, никогда не вмешиваясь в действие. В размышлениях над этим помогает инсталляция из множества экранов, где обрывками движется нарезка трансляций военных действий двадцатого века, с которой зритель остаётся наедине на добрые десять минут. Сказать невозможно, что это за война, ведь войны все на одно лицо. С лицами неизвестных солдат и далёким и неосязаемым геройством. Со взрывами и внушительной техникой. Мы наблюдаем хронику событий, и не знаем куда спрятаться от этих впечатлений.

Спектакль использует минимальный арсенал для создания атмосферы, полной доверия, но при этом  шокирующей. В символике используются и множество репродукций старинных икон, и атрибуты современности, граничащие с поп-артом: например, пончики и кока-кола. Бонусом знакомые каждому треки из классики рока, и композиции на гитаре от Михаила Шеломенцева, которые действительно стоит услышать.

«Wanted Hamlet» — разыскивается Гамлет. И вот он, главный герой, одетый как бездомный из европейского гетто, в окружении стальных стен, исписанных граффити. Беглец пойман, но его никто не сдаст, потому что каждый из нас – соучастник.

Текст: Виктория Попова

Фотографии из открытого доступа

Добавить комментарий