Вы здесь
Главная > Театр > Словарь греха и надежды.

Словарь греха и надежды.

В начале декабря продюсерская компания «Театрон» представила московским зрителям новый музыкальный спектакль, уникальный по формату и жанру. «Песчаный словарь» – камерный открытый мюзикл – притча, созданный по мотивам рассказов Николая Лескова и двустиший арабского поэта Аббу-ль-Алля аль-Маари в переводе Арсения Тарковского.

За последние годы заграничный гость — мюзикл не только прижился на российской театральной сцене, но и начал прирастать новыми идеями и формами. В открытом спектакле не скроешься в глубине сцены, тут невозможно солгать ни эмоцией, ни единой нотой. Зрители сидят почти впритирку к исполнителям, которые размахивают саблями – палками в опасной близости от публики. Поют live, без микрофона и фонограммы, под звуки рояля, за которым – автор музыки Олег Михайлов.

Притчевый сюжет не предполагает больших пространств и бурлескной яркости. Несказанно романтичная обстановка тесного кирпичного подвала старинного московского особняка подходит гораздо больше. Если дополнить интерьер композицией из свечей и гармонично распределить свет, то атмосфера становится не только камерной, но и вполне располагающей к восприятию животрепещущих философских истин.

Сама по себе идея объединить «самого русского из русских писателей» и арабского поэта в одном сюжете (либретто и режиссура Александр Лебедев) довольна оригинальна. Два разнополярных мира кипят в едином всечеловеческом котле страстей и грехов. Здесь не принципиальна религиозная принадлежность, не важно – кто ты и откуда. Важно, на что ты способен в жизни ради добра и любви.

Это простое по смыслу и воплощению зрелище захватывает и завораживает с первых минут. Спектакль невероятно цельный – изумительный вокал, осмысленная драматургия и профессиональные тексты, масштабность сюжетного смысла и символики, продуманность каждого движения, особенно важная в условиях крохотной сцены, создают впечатление вовсе не камерного характера.

Все занятые актеры — профессионалы мюзикла, которых почитатели этого жанра узнают обязательно. Привыкшие играть на большой зал, они с явным удовольствием осваивают новый опыт и действуют на маленьком пространстве с вулканической энергией и самоотдачей, в которых, несомненно, присутствует премьерная свежесть и радость от общения с новым материалом. Впечатляет мастерство, с которым артисты дистанцируются от внешнего мира и существуют в предельном контакте с залом, перенося зрителей в некую общечеловеческую вселенную, где классическое единство времени, места и действия надмирно и вечно, как библейская святая правда.

Очевидно, что все происходит в южной местности, рядом с пустыней. Ассоциативное сознание начинает отсылать к Каспию, а вместе с тем к «Белому солнцу пустыни» и культовому музыкальному фильму «Не бойся, я с тобой». К тем же воспоминаниям подключается интернациональный набор героев спектакля и некоторые его коллизии. И пусть это сходство призрачно и субъективно – от него легко оттолкнуться в восприятии и почувствовать тепло безгрешного и мечтательного детства.

Тема греха, у которого нет национальности, преступления души и преступление закона, объединяют всех в этом спектакле. Редкий случай, когда во всем разных героев сводит вместе круговой грех, он повязывает всех разом и приводит к одинаковому чувству вины и раскаяния. В мире нет совершенства, страдают те, кто грешен, и те, кто безгрешен, хотя, такие, вероятно, бывают только в легендах. Есть чистые душой, а если и грешные, то невольно. И еще страшнее собственный грех, когда из-за него страдают святые души и близкие люди. О сиротливости души во вселенной, об одиночестве каждого в самой глубине сердца, индивидуальном покаянии и персональной ответственности за поступки, о невозможности гармонии, но вечном к ней стремлении, рассказывают артисты мюзикла- притчи.

Ролевое распределение спектакля характерно для «преданий старины глубокой». Трио главных персонажей – Данила- воин (Александр Рагулин), Абрам (Юрий Мазихин), Махмуд (Сергей Ли) — неповторимо и символично. Также, как и невинность, добро Рахили (Юлия Чуракова) и веселая, коварная бесшабашность Разбойника (Александр Суханов). Все остальные представляют несколько, иногда противоречивых, ипостасей своих героев: Мария и танцовщица (Ольга Беляева), Фатьма и белое (Елена Денисенко), Черный, сумасшедший, варвар (Алексей Бобров), Тивурий, патриарх (Петр Маркин). В каждом из них спорит черное и белое, отталкивающее и привлекательное, божественное и дьявольское начало, как в любом сущем в этом мире. Каждый – «страдалец и герой», составляющий собственный окаянный словарь согрешений, жалящих, как песчаные москиты.

Томительная и пряная атмосфера южной ночи, пустынной бесконечности, беспредельности единения греховного и целомудренного в жизни создается в немалой степени и очень достойным профессиональным музыкальным рядом. В любом мюзикле есть непременная шлягерная ария. Хитом «Песчаного словаря» может стать песня Махмуда «Восковая свеча», исполненная невероятно чувственным голосом Сергея Ли. В музыке Олега Михайлова слышны восточные мотивы и еврейский наигрыш, мелькают посылки к историческим традициям бродвейских мюзиклов — в целом получается безупречный и точный музыкальный материал.

В преддверии Рождественских и Крещенских праздников притчевые сказания согревают душу, как глинтвейн, очищают, как пастырское отпущение грехов. В этом смысле «Песчаный словарь» – не назидателен и не назойлив, он радует артистизмом и виртуозностью, умением в малом увидеть и показать историю целого мира.

Текст: Дарья Евдочук

Фотографии: Александра Дубровская

Теги: ЦДРИ, открытый мюзикл «Песчаный словарь».

comments powered by HyperComments