Вы здесь
Главная > Творческий вечер > Светлана Крючкова: Я не выбираю стихи. Они меня выбирают!

Светлана Крючкова: Я не выбираю стихи. Они меня выбирают!

Советская и российская актриса театра и кино, Народная артистка РСФСР Светлана Николаевна Крючкова поделилась воспоминаниями о великих юбилярах уходящего года: режиссерах и поэтах, с которыми связали ее судьба и любовь к поэзии, со сцены Эрарты 13 ноября.

«Борисов всегда говорил: «Я играю для одного человека в зале! Я знаю, что один на весь зал меня поймет». А я играю для пяти. Надеюсь, что весь зал подключится. <…>Человеческое тепло и доброта, пускай и от одного человека в зале, это то, чем отличается от всего мира русская душа!» — прежде чем перейти к основной теме вечера, юбилярам 2017 года, Светлана Николаевна поделилась с аудиторией своими впечатлениями от современного театра, вспомнила Майю Плисецкую и немного рассказала о своей семье.

Владимир Яковлевич Мотыль, советский и российский режиссёр театра и кино, которому всемирную известность принес фильм «Белое солнце пустыни», стал первым юбиляром, о котором решила рассказать Светлана Крючкова. В этом году ему могло бы исполниться 90 лет! Лауреат международных конкурсов баянист Сергей Годовалов и гитарист Александр Чернобров, ответственные за музыкальное сопровождение вечера, немедленно заиграли знакомую каждому мелодию Исаака Шварца: «Ваше благородие, госпожа удача…». Несомненно, стихи Булата Окуджавы всплыли в воспоминаниях каждого слушателя в ту же секунду. Об их творческом союзе и начала рассказывать Светлана Николаевна.

«Мне хочется, чтобы сейчас прозвучала песня, слова которой… Во всяком случае, повторяющиеся строчки, знает каждый русскоязычный человек, не обязательно живущий в России. <…> Вы можете петь эти слова вместе со мной! Почему мы такие зажатые? Телефон не выключить – нормально, а спеть вместе с артисткой – стесняются! Почему? Нас сегодня так мало. Нас, слава Богу, никто не снимает, а если снимает, то и, Боже мой, пускай! Вы можете петь громче, вы можете петь тише. Марина Цветаева говорила: «Как восхитительно, когда вся зала молча, чуть шевеля губами подсказывает тексты!» А можете просто повторять знакомые вам строчки про себя», — обратилась к залу Светлана Крючкова, и зазвучала песня «Кавалергарда век не долог» Слова «Не обещайте деве юной любови вечной на земле» звучали особенно проникновенно.

«Имя следующего юбиляра каждый знает с детства: Самуил Яковлевич Маршак! 130 лет в ноябре этого года! Написанные им строчки запоминаются на всю жизнь! Я сейчас записываю их для своих внуков: отдельно для мальчика, отдельно для девочки. А мы с вами помним: «Кто стучится в дверь ко мне…»» — как только Крючкова переходила к новому юбиляру, за спиной актрисы сменялись портреты. Стихи Маршака с радостью подхватывали все в зале, вне зависимости от возраста. От детских стихов Светлана Николаевна с легкостью перешла к сонетам Шекспира, которые переводил Самуил Яковлевич, и призналась, что его переводы нравятся ей сильнее прочих!

«Как выбираются стихи, меня кто-то спрашивал. Как выбираются? Я их не выбираю! Они меня выбирают. Вот, раз, и у меня начинает все гореть внутри: это мое, это про меня, это про мою боль, это про мою любовь, это про мои обстоятельства, это про мои чувства, это про мое восприятие мира! С подросткового возраста этот сонет обожаю: «Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж  достоинство, что просит подаянья,  над простотой глумящуюся ложь,  ничтожество в роскошном одеянье…» — едва отзвучал один сонет, как за ним неизбежно последовал другой, известный каждому: «Ее глаза на звезды не похожи, нельзя уста кораллами назвать…» По мнению некоторых исследователей он был написан Шекспиром в пику Петрарке и воспеваемому им образу Лауры. Прежде чем перейти к третьему сонету, Светлана Николаевна отметила, что некоторые сонеты становятся известны широкой публике, когда на их основе создают песни: «Но мы-то с вами знаем это как сонет, а не как песню, которая родилась не так давно: «Уж лучше грешным быть, чем грешным слыть…».

Прочтя еще один сонет, Светлана Крючкова перешла к следующему юбиляру, чей день рождения мы будем отмечать 18 ноября – в этот день 90 лет могло бы исполниться Эльдару Александровичу Рязанову. Актриса рассказала о поддержке, которую оказывала великому режиссеру его супруга, и о том, что на памятном вечере в зале Чайковского обязательно прочтет стихи Рязанова, посвященные ей. Конечно, Светлана Николаевна не могла не вспомнить о фильме Рязанова «Старые клячи», где она сыграла одну из главных ролей: «Когда меня пригласили на пробу, Рязанов в первую очередь сказал, что в фильме будут песни, — «И мы хотим, чтобы вы тоже пели. Музыку написал ваш земляк, Андрей Павлович Петров!» Я, зацикленная на поэзии, говорю: «А на чьи стихи?» Говорит: «На стихи Юрия Ряженцева, на мои и на стихи Марии Сергеевны Петровых» Я говорю: «Как Марии Сергеевны?! А на какое стихотворение?» А он:«А вы что, знаете Марию Сергеевну Петровых?!» Я говорю: «Конечно, знаю!» — «Можете что-нибудь почитать?» Я ему час читала стихи Петровых! Потом он читал белоэмигрантскую поэзию. Потом я ему читала в ответ. А потом мы уже читали классику друг другу. И, в конце концов, он сказал: «Хочу, чтоб эта артистка стала моей крепостной! Заключите с ней договор!» И с тех пор, несмотря на то, что кроме «Старых кляч» я у него не снималась, не годилась на те роли, которые были в его фильмах, мы с ним очень дружим… очень! И его киноцентр в Москве является таким оазисом, таким духовным культурным центром. В разные трудные для хороших артистов времена он всегда давал возможность организовать вечер и выступить!»

Известие о смерти режиссера Светлана Николаевна получила в тот вечер, когда выступала в центре Рязанова с программой из стихотворений Мандельштама: «Когда мы ехали на выступление, позвонила Эммочка и сказала: «Светик, прости меня, нас не будет. Нас уже подключили к искусственной вентиляции легких!» Я приехала… немножко сиротливое было ощущение, что я без них сегодня. Я провела этот вечер Мандельштама в двух отделениях и в десять вечера закончила такими словами: «Неужели я настоящий И действительно смерть придет?» Через три часа мне позвонил мой партнер по «Игроку» в БДТ, замечательный артист Володя Кашевой, и сказал: «Света, нет Эльдара Александровича Рязанова». Никогда не знаешь, чья смерть на тебя так подействует! Иногда кажется, что без этого человека ты не сможешь жить, не сможешь пережить, сам инфаркт получишь. А иногда кажется: ну, нормально, ну, закономерно. <…> Я могу сказать, что Москва плакала в эту ночь. Я сама до семи утра сидела, не знаю, что я делала, была настоящая истерика. И таких людей было много в эту ночь». В завершение своего рассказа Светлана Николаевна исполнила две песни из кинофильма «Старые клячи».

Затем Светлана Крючкова обратилась к творчеству Марины Цветаевой, со дня рождения которой в этом году исполнилось 125 лет. Актриса рассказала, что в детстве мечтала стать филологом и преподавать. Крючкова призналась, что единственная награда, которой она действительно гордится, это медаль имени Пушкина «За развитие и сохранение русской словесности». Весь минувший год Светлана Николаевна вместе с младшим сыном работала над программой, посвященной Цветаевой. В сентябре они навестили в Чехии крупнейшего цветаеведа Галину Ванечкову, которая изучает пражский период жизни и творчества Цветаевой. Втроем они посетили цветаевские места, часть из которых никто не бережет и не охраняет.

Светлана Николаевна с жаром рассказывала о тяжелой судьбе поэтессы, о ее раннем уходе из жизни, о том, как Марина писала Пастернаку: «Дай мне руку на весь тот свет, здесь мои обе — заняты», потому что для Цветаевой был превыше всего долг перед семьей, она была, прежде всего, работницей и кормилицей. Актриса рассказала о том, что также посетила Францию, Калугу и другие места, связанные с Цветаевой. О том, как поэтесса выбирала стихи для сборника, не заботясь, в отличие от Ахматовой о впечатлении, которое они произведут на читателя. Самобытность, незаурядность и полная свобода духа – вот, по мнению Крючковой, главные качества Цветаевой. Говоря о Цветаевой, Светлана Николаевна не обошла вниманием еще одного поэта-юбиляра – Максимилиана Волошина, со дня рождения которого в этом году исполнилось 140 лет. Актриса посетовала, что ей не удалось подготовить программу, посвященную ему, и прочла стихотворение Волошина, посвященное восемнадцатилетней Цветаевой: «К вам душа так радостно влекома…».

И последним юбиляром, о котором рассказала Светлана Крючкова этим вечером, стал Геннадий Федорович Шпаликов, наиболее известный широкой публике как сценарист фильма «Я шагаю по Москве». В декабре актриса пообещала выступить в Петербурге с программой, посвященной исключительно Шпаликову. Зазвучала знакомая каждому мелодия из упомянутого кинофильма, под которую Светлана Николаевна начала свой рассказ: «У входа во ВГИК стоит скульптурная композиция из трех фигур: это Василий Шукшин, Андрей Тарковский и Геннадий Шпаликов. Наверное, нет в России человека, который бы не смотрел фильм «Я шагаю по Москве», но в лучшем случае зрители знают и помнят фамилию режиссера, Георгия Данели. А знаете, с чего возник этот фильм и сценарий? Все началось со стихотворения Геннадия Шпаликова: «Я шагаю по Москве, как шагают по доске…»

Я шагаю по Москве,

Как шагают по доске.

Что такое — сквер направо

И налево тоже сквер.

Здесь когда–то Пушкин жил,

Пушкин с Вяземским дружил,

Горевал, лежал в постели,

Говорил, что он простыл.

Кто он, я не знаю — кто,

А скорей всего никто,

У подъезда, на скамейке

Человек сидит в пальто.

Человек он пожилой,

На Арбате дом жилой, —

В доме летняя еда,

А на улице — среда

Переходит в понедельник

Безо всякого труда.

Голова моя пуста,

Как пустынные места,

Я куда–то улетаю

Словно дерево с листа.

1963

Актриса рассказала, как Шпаликов от карьеры военного пришел к киноискусству, пообещав подробней поведать о нем в декабре, прочла еще несколько стихотворений и исполнила несколько песен на его стихи. В завершение вечера Светлана Николаевна предложила спеть вместе с ней песню из кинофильма «Я шагаю по Москве». Благодарные зрители проводили любимую актрису долгими аплодисментами.

Текст и фото: Александр Шек

comments powered by HyperComments