Вы здесь
Главная > Музыка > Stone Sour: Однажды в Гидрограде

Stone Sour: Однажды в Гидрограде

Российские фанаты ждали этого долгие годы – и дождались. Stone Sour вернулись в Москву, чтобы 10 ноября 2017 года представить свой новый альбом Hydrograd!

Есть два Кори Тейлора. Первый — вокалист Slipknot. В маске, форменном комбинезоне, демонически разносящий в клочья тишину и пространство. Второй — фронтмен и душа Stone Sour — без особого сценического образа. Кори, как он есть.

Как раз Stone Sour — основной проект Тейлора. Он собрал группу вместе с Джоэлем Экманом в 1992 году. Только потом участники Slipknot познакомились с Кори, помогли ему устроиться на работу в секс-шоп и, покоренные его вокалом, позвали в группу. Кори не горел желанием, но его пригрозили уволить с работы. О Stone Sour на время пришлось забыть, но в 2000 году группа собралась снова — и понеслась.

Принеслась она 2017 году к шестому студийному альбому группы — Hydrograd. Как-то раз Кори очутился в одном из аэропортов Восточной Европы — по воспоминаниям Тейлора, технически устаревшем. Информация на табло крутилась то на кириллице, то на английском языке, и в какой-то момент Кори показалось, что он увидел слово «Гидроград». Слово быстро исчезло, но засело в памяти и теперь живет в дискографии группы.

Stone Sour победили в моей личной номинации «Разогрев года»: разогрева не было вовсе. С шести часов вечера — только заполняющийся Stadium и музыка на фоне. И так несколько часов.

«Да как вы мне все дороги», — нетерпеливо вздыхали парни позади меня. В ожидании перешучивались, вспомнили, как в 2010 году Кори вышел на одном из концертов в платье. Мало ли, почему группа не выходит — цвет платья не тот, фасон… «Сейчас в ЦУМ за новым пойдет».

На сцене растянулся баннер с красной обложкой альбома. Звезды, вырезки советских газет, фраза «Ты отстой в полном объеме» на чистом русском — вот глядя на это зрители звали группу. Скандирование «Stone Sour» раздавалось реже, чем простое «Кори! Кори!».

Интро зазвучало только ближе к девяти, когда собравшиеся были на пределе. Никаких платьев — джинсы, футболки да клетчатый пиджак на Кори, который он вскоре снял. Stone Sour вместе с интро сыграл по порядку два трека с новой пластинки — Taipei Person / Allah Tea и Knievel Has Landed.

Stadium был забит под завязку и отрывался от души под стать самим Stone Sour. Кори в перерывах между партиями хэдбенил, скакал по сцене, на первой песне он подхватил большую пневмохлопушку и выстрелил в зрителей конфетти. Этот трюк он еще не раз провернет в течение концерта: совсем не пожалел труд уборщиц.

А еще Кори в тот вечер много и душевно общался с публикой. После первой песни он наслаждался тем, как толпа скандирует его имя. Спустя реплику Москва опять его удивила — признанием в любви: под ноги Кори упал черный кружевной бюстгалтер. Несколько секунд — и лифчик галстуком повис на шее Тейлора.

Когда Кори спросил, скучала ли Москва по Stone Sour, та единодушно воскликнула «да». «Я тоже скучал», — признался Тейлор. Выплеснул воду из бутылки на разгорячившихся зрителей, призвал поднять руки повыше — концерт продолжился.

Правда, для представления релиза песен с него группа привезла немного: всего-то пять, если считать интро. Другие треки в сетлисте уступили место старым добрым хитам. Зрители одинаково бодро подхватывали и давно полюбившиеся, и свеженькие композиции. Группа была в восторге от такого отклика.

«Много безумной хрени происходит в мире сегодня. Но я тут не стану говорить о политике, я ни о чем не хочу говорить, кроме как обо всех вас — и обо всех нас. Мы всегда будем чертовой семьей», — пообещал Кори. Теркам двух стариков ни за что не встать между группой и ее фанатами, добавил он, посвящая «всем и каждому» в Stadium песню Made of Scars.

Say You’ll Haunt Me, 30/30-150, Tired —  Stone Sour сполна утолили жажду поклонников, ждавших этого несколько лет. Время от времени Кори обливал зрителей водой из бутылки, иногда пускал фонтан прямо изо рта. Зрелище дополнял яркий мерцающий свет прожекторов в сочетании с синим, красным, зеленым цветом софитов — технически сцена была оснащена по полной. Многие зрители ругали потом звук: мне, стоявшей в передних рядах, он показался если не отличным, то как минимум приемлемым.

В контрасте с другими забойными композициями лиричная Through Glass звучала особенно тепло. И не знаешь, кто пел ее больше: Stone Sour или Stadium. Музыканты не просто отыграли концерт — они кайфовали от происходящего. Светящийся от счастья Кори, зажигавшие с гитарами Кристиан Мартуччи, Джош Рэнд, Джонни Чоу, отрывавшийся за барабанной установкой Рой Майорга превратили свое выступление в круговорот бешенных объемов энергии между собой и залом.

Короткая передышка — и Stone Sour вернулись на бис с песней Gone Sovereign. Перед Absolute Zero Кори устроил перекличку с залом: вслед за ним вокализом голосила то одна часть клуба, то другая. По ходу песни зрители громко и уверено исполняли эту партию, да и бэк-вокал к солисту получился отличный. И снова — пневмохлопушки, разноцветное конфетти и серпантины.

Благодаря зал, Кори сказал, что группа «никогда не забудет этого», и дал слово, что Stone Sour непременно вернутся. Позже в своем Instagram он выложит фото, в котором признается, что этот концерт стал одним из лучших за всю карьеру группы. Завершили его Stone Sour песней Fabuless. «It’s only rock and roll but I like it, like it», — и нам тоже нравится этот рок-н-ролл, еще как.

 

Фото: Никита Громов

Текст: Екатерина Архипова

comments powered by HyperComments