Вы здесь
Главная > Театр > «Пух и прах», или что остаётся после любви

«Пух и прах», или что остаётся после любви

1 ноября в месте радикального высказывания «Порох» состоялся спектакль «Пух и прах» авангардного театра «АХЕ». Максим Исаев, Павел Семченко и Наташа Шамина показали, как зарождается и умирает любовь, а главное — что остается после ее смерти.

Появление актеров на сцене было внезапным. Как только грянул гром, сцена вдруг осветилась, и перед зрителем, стоя на столе, появились дама (Наташа Шамина) с куклами в руках, ее не менее странный спутник (Павел Семченко) с белым от краски лицом и красными бровями, а также их связующая нить — так называемый купидон (Максим Исаев), с выкрашенным в ярко-алый лицом. Последний выносит наших героев на спине со стола, чтобы они переоделись. Она — в нежно-розовое платье, а он — в брючный костюм. Их амплуа буквально спускаются на вешалках с потолка. И как только наши герои наводят марафет, игра, под названием «любовь», начинается.

Они уже сидят за столом друг напротив друга, а купидон постепенно сцепляет их души — между героями он устанавливает длинные деревянные палочки, которые держатся за счет опоры на лице Павла Семченко и на руке Наташи Шаминой. Конструкция довольно странная и не метафоричная, ведь как только молодой человек изменит положение, приблизится ближе к своей возлюбленной, попытается на нее надавить, стать ведущим — ей придется изменить положение своей руки, стать ведомой. И наоборот. Таким отношениям пришел конец — купидон забирает все палочки и забрасывает их во тьму за своей спиной. «Следующая станция — конечная. Поезд дальше не идет. Просьба освободить вагоны», — раздается на весь зал.

После остаются лишь воспоминания. Наша героиня, смотрясь в зеркало и подкрашивая губы, видит их за своей спиной и пытается прицелиться из револьвера, чтобы убить их раз и навсегда в своей памяти. А ее бывший возлюбленный пишет письмо, наверное, ей, но рвет его на кусочки и утоляет свою душевную муку, как водится, в вине. Все эти переживания превращаются в «пух и прах» — месиво, что сотворил купидон из молока, вина и пыли на столе. Каждый герой вкушает эту пищу: будто ненормальные, они едят ее без столовых приборов, пачкая лицо и одежду. В этом месиве тонет и их общий корабль с именем «Роза», став еще одним подтверждением умершей любви.

Наш герой даже пытается повеситься от внутренних переживаний, но этого у него не выходит — веревка обрывается с потолка. Но даже если он и не умирает физически, то морально — да. Помогает своему купидону распотрошить всю пыль и опилки по залу, а после в костюме шута пытается их как будто бы убрать метлой, но на деле — чертит круги вокруг себя и, оказавшись в центре, начинает нервно содрогаться и прыгать под дождем. Он остается голым, лежа в позе эмбриона, весь в пыли — в воспоминаниях о своей пережитой любви.

Она же на прощание оставляет ему фотокарточку, сделанную на Polaroid, — селфи с его старым пиджаком. Смирение к героем приходит уже спустя время, когда они соберутся вместе со своим купидоном у костра, смотря старые фотографии и тихо ностальгируя. И теперь, кажется, не слишком важно, как сильно они любили и страдали. Все это осталось в прошлом. Превратилось в пух и прах. Им, как и нам с вами, остается лишь легкое послевкусие из обломков воспоминаний на фотокарточках.

Автор: Дарья Горшенина

Фотографии Арины Нагимовой

comments powered by HyperComments