Вы здесь
Главная > Театр > Подрыв театральных авторитетов в мужской парикмахерской

Подрыв театральных авторитетов в мужской парикмахерской

12 ноября в рамках ежегодного Форума Независимого Театра «Площадка» в Санкт-Петербурге режиссер Олег Еремин и Новый Императорский театр представили зрителю премьеру «Любовь и деньги» по пьесе Дениса Келли.

«Любовь​​ и ​​деньги» — премьера Нового Императорского театра. Но, хотя спектакль и стал премьерой, он уже имеет витиеватую предысторию. Новый Императорский театр – молодой, дерзкий, амбициозный, можно представить спектаклями «Холодное дитя» по Майенбургу, «Вон» по текстам Хармса на малой
сцене Александринского театра, «Троянки» по древнегреческой трагедии Еврипида. В августе 2017 года художественный руководитель театра Олег Еремин обратился к зрителю с краундфандинговой площадки Planeta.ru за финансовой поддержкой в пользу новой постановки по пьесе современного английского драматурга Дениса Келли «Love&Money». Читка пьесы проводилась еще в 2013 в рамках фестиваля
«Перепост» и имела успех. Потом, как говорит Олег в интервью порталу peterburg2, он
“обошёл 7 известных московских театров и все меня послали. Где-то потому что я не голубой, где-то потому что со своими артистами, где-то потому что текст якобы неактуальный”.
Полтора года назад пьесу было принято решение поставить своими силами, и даже нашлось идеальное пространство – мужская парикмахерская BÕN модного универмага Au pont Rouge, но, как выразился Олег в том же интервью, «прошлая администрация универмага не поняла нас после закрытого показа».

 

В августе деньги были собраны, а переговоры с администрацией прошли успешно — все сложилось наилучшим для театра образом. 12 ноября петербургский зритель, наконец, увидел премьеру в рамках форума независимых театров «Площадка vol. 2». Цель форума – создание единой платформы для демонстрации и поддержки актуального альтернативного театра в Петербурге. Новый Императорский театр видит содержание своей деятельности в том, чтобы «Сеять добро. Подрывать театральные
авторитеты. Взрывать человеческий мозг. Сохранять традиции. Найти утерянную эстафетную палочку». С одной стороны, близкие по духу люди нашли друг друга и общими усилиями претворили в жизнь и получили некий плод совместных трудов, с другой – большой вопрос, «по зубам» ли простому зрителю этот плод?

Спектакль действительно проходит в пространстве мужской парикмахерской, как и
было задумано. Белый вытянутый прямоугольник комнаты с искусственным ярким
освещением и обилием зеркал. Зрители садятся в один ряд, актеры находятся в
полуметре, говорят без микрофонов – можно дотронуться, почувствовать запах. Все
одеты в яркие ультрамодные наряды, будто снятые с вешалки того же универмага.
Минимум декораций, и те принадлежат парикмахерской – стулья,
раковина, полотенца. Дополнительный эффект создают зеркала – огромные зеркала
напротив зрителей приковывают внимание и показывают эмоции актера даже если он
к зрителю спиной (ну и конечно дают возможность лишний раз самому на себя посмотреть раз двести).

 

В пьесе 7 сцен, они расположены не хронологически, быстро становится видна взаимосвязь, которая складывается в историю семьи. Дэвид (Далер Газибеков) и Джесс (Мария Лопатина) были женаты. Джесс была неразумна в тратах, поэтому семья накопила долги. Дэвид был вынужден искать другую работу и пришел наниматься к бывшей подружке Вэл (Мария Люсюк). Это не помогло выбраться из долговой ямы — Джесс кончает жизнь самоубийством, о чём мы узнаем из первой сцены «e-mail Дэвида и Сандрин», в которой Дэвид рассказывает о смерти жены случайной знакомой в интернет-переписке.

К основному сюжету примыкают дополнительные сцены, раскрывающие тему — Отец (Алексей Фалилеев) и Мать (Марина Рослова) Джесс обсуждают утрату дочери и оформление ее могилы, Данкен (Владислав Ситников) — нетрезвый посетитель пивного заведения зовет уехать с собой Дэбби (Екатерина Крамаренко). Каждый диалог так или иначе под разным углом ставит вопрос любви – к партнеру, ребенку, Богу, но что
бы ни обсуждалось, там, где обсуждается Любовь, появляется обсуждение финансовых вопросов. «И когда я вернулся с работы и увидел ее на кровати, я подумал: «Теперь я смогу позволить себе эту машину» — пишет о смерти жены Дэвид по электронной почте. «Белый камень, черная надпись, 3800 фунтов плюс налоги. 17,5% от 3800 фунтов – это очень значительная сумма. 2500 фунтов за землю, за грязь, в которую ты
засовываешь свою дочь» — вскользь упоминает Отец. А несколько эпизодов с первого раза расшифровать не удается — парень с продуктовой тележкой из супермаркета стоит полминуты в дверях. Вэл, пока ведёт переговоры о вакансии, снимает с Дэвида носки, стирает их тут же в раковине и тут же надевает обратно…
Здесь, очевидно, режиссерская мысль была особенно глубока.

 

Мысли, мечты и страхи благополучного среднего класса, вывернутые наизнанку в пространстве, созданном для людей с хорошим финансовым бэкграундом, демонстрируемые вполне рядовому среднему классу и творческой интеллигенции на собранные с миру по рублю средства. Будем считать цель «взрывать человеческий мозг» достигнутой.

Текст: Катерина Егорова

Фотографии Константина Дмитриева

comments powered by HyperComments