Вы здесь
Главная > Музыка > Музейный джаз. Концерт в гостиной Самойловых

Музейный джаз. Концерт в гостиной Самойловых

Музей-квартира актёров Самойловых меньше похож на музей, чем на гостеприимное родовое гнездо. Сердце дома – музыкальная гостиная, место встреч и концертов, культурная отдушина. Здесь 22 октября звучал рассказ о джазе эпохи авангарда, точнее – об истоках советского джаза, о Голливуде и судьбе братьев Покрасс.

Вечер из цикла «Эолова арфа революции» — машина времени, капсула истории для ценителей тиши библиотек и музыки прошлого. Рассказ вплетается в концерт. Квартет: рояль, саксофон, контрабас, ударные. Джаз мягко заполняет гостиную, но сначала – вступительное слово ведущего. Историк джаза, музыковед, заслуженный деятель искусств Владимир Борисович Фейертаг искусно склеивает смыслом, вербализирует происходящее, истории рассказывает не полностью, подцепляет слушателей на крючок любопытных фактов и драматичных деталей. «Недавно по телевизору показывали фильм «Жизнь в ритме марша»… Зачин – не то сказ, не то миф. Жили-были четверо братьев Покрасс. Самуил Покрасс в 1924 улизнул из СССР, через Европу проник в Америку, а потом сумел пробиться в Голливуд.

 

Тем временем в СССР был основан Железнодорожный джазовый оркестр. За это взялся Дмитрий Покрасс, он и занимался этим оркестром до 1972 года. Вообще братья Покрасс посвятили себя жанру марша и мажорной песни. На сцене из всей барабанной установки только «троечка» — минимум, с которым джазовые музыканты ездили на гастроли. Здесь, в камерной атмосфере изящной музейной гостиной такая деликатность барабанщику к лицу.
Конферанс берёт на себя Кирилл Бубякин: «Лирический вальс», «Я сегодня грущу».

А вот и сочинение Самуила Покрасса для голливудского фильма «Три мушкетёра», вальс – песня Д’Артаньяна, которую он пел Констанции — не совсем джаз, но как красиво. Затем — песенка главного героя из самого начала той же кинопостановки, где он едет на коне, полный надежд – в Париж. «Там звучит марш, мы из него сделали самбу», — непринуждённо замечает Бубякин.

Многие думают, что в СССР джаз был в опале; На самом деле, заверяет Фейертаг, он никогда не был запрещён. Была полемика в газетах «Правда» и «Известия». В 1936 году в печати была последняя дискуссия о том, что нужнее народу — джаз или симфония. Джаз нравился правительству, кроме Сталина, у джаза были покровители…

 

Джаз звучал на приёмах иностранных делегаций.
Только в конце 40-х годов, когда объявили борьбу с космополитизимом — тогда были инструкции. Оставили на радио 1 орекстр в Эстонии, Утёсова и армянский джаз. И в 1950-е только началось возрождение джаза.

Композицию «Красная армия всех сильней» Самуил Покрасс написал до эмиграции. Жил он в Киеве, написал то ли для белой, то ли красной армии: трудно установить, там власть менялась постоянно. В 30-е годы он уже работает в Голливуде.
Из СССР уехали за границу и другие музыканты: Николай Бродский, Дмитрий Тёмкин.

Концерт продолжается: ансамбль исполняет стандарты Ирвина Берлина, Вернона Дюка (Владимир Дюкельский). «Джаз был прикладной музыкой, теперь это концертная музыка», — замечает Фейертаг.

Текст: Анна Рыбалка

Фотографии Леонида Шадевского

comments powered by HyperComments