Вы здесь
Главная > Театр > История церковного раскола

История церковного раскола

30 сентября на сцене катакомб Патрикирхе развернулась история церковного раскола. Спектакль по идее Илоны Маркаровой «Слово и дело» в постановке Джулиано Ди Капуа рассказал о русском народе, вечном «терпимце» и «бунтаре», времени царя Алексея Михайловича. Словесная формула, отраженная в названии спектакля, “Слово и дело” использовалась на Руси 16 века, олицетворяя доносительство.

Сюжет спектакля основан на текстах челобитных крестьян, доносов, показаний в суде, письмах царю, а обрамляют композицию заговоры, придавая сакральный характер действию на сцене. С первым текстом, взятым из «Истории государства Российского» Костомарова, режиссёр Джулиано Ди Капуо погружает зрителей в мир эпохи доносительства. Наши герои – протопоп Аввакум, Никита Пустосвят, старец Серапион, Алексей Курбатов, Богдан Хмельницкий, Григорий Наумов, Ордын-Нащокин, Семен Дежнёв, Патриарх Никон, Паисий Лигарит, княгиня Урусова, и многочисленные крестьяне, торговые люди, вовлечённые в круговерть событий раскола. Оппозиция “раскольники” и “реформаторы” говорит о вечном для земли Русской противостоянии консерваторов и либералов. Камерность пространства сцены в катакомбах усиливает интимность текстов: кажется, будто актёры рассказывают тексты «по секрету», интимно, освещая свои слова лишь горящей свечой.

Спектакль — это исследование русской души, ментальности русского народа. Его сюжет – это, по сути, ритмическое зачитывание текстов XVI века, без адаптации под морально-этические нормы нашего времени. Здесь все оставлено как есть, взаимодействуют две ментальных категории русского народа: “правда” и “вера”. Причем “вера” представляется народу как нечто религиозное, связанное с атрибутами культа. “Вера старая” и “вера новая”, никонианская, простым крестьянином воспринимается как оболочка, поддающаяся интерпретации, и он искренне недоумевает “по что судят!”. Но в то же время “правда”, заключенная в “вере” – вечная и неизменяемая, это традиция предков, “как делали встарь, иначе Святые Отцы не поймут!”. В народном сознании органично уживаются эти два противоположных понятия, дополняя друг в друга. И церковники противостоят этому фольклорному дуализму: ведь протопоп Аввакум, Паисий Лигарит порицают народную “изгибчивость”, осуждают их смирение перед властью.

В лучших традициях сатиры актёры раскрывают тему обожествления власти в русской православной культуре: это челобитные «царю-батюшке», которые к кульминации спектакля становятся блюзовыми балладами, обрамляются регги и соул-джазом. Так, собирая образы русской средневековой культуры, режиссёр переносит их на понятные нам «рельсы» чёрной музыки о рабском страдании и боге. Зрители не остаются в отчужденном созерцании, сатира и музыка побуждает к взаимодействию, и к концу спектакля зрительный зал начинает двигаться в такт аккомпанирующему аккордеону. Кажется, каждая деталь отсылает нас к «русскому» и «русскости»: и традиционное эпическое повествование, нелинейность сюжета, почти фольклорная, циклическая композиция, сказочный гротеск игры актеров и «потусторонность» действия, это магическое пространство народного сознания, где смех и скобрезности составляют необходимое условие сакрального ритуала очищения души.

Спектакль понравится не только любителям тонких аллюзий на средневековые темы власти и бога, хотя и они сегодня не теряют актуальности. Бесконечно талантливая игра актёров, оригинальная задумка и её воплощение не оставят равнодушными и театралов, и людей, от театрального искусства далёких. Это русская Comedia del Arte, смесь церковной истории, народной смеховой культуры и карнавала, экстатически пляшущего на костях истории русской православной церкви.

Текст: Мария Шрамова

Фотографии Александра Казанского и Владимира Питерского

comments powered by HyperComments