Вы здесь
Главная > Музыка > Sabaton: When the winged hussars arrived!

Sabaton: When the winged hussars arrived!

9 декабря в А2 нагрянули выкованные в Вальхалле шведские язычники. Оглушающей канонадой, лязгом танковых гусениц они ворвались, чтобы поведать нам о легендарных военных победах, легендарных поражениях и не менее легендарных героях. Sabaton уже не в первый раз выступают в Петербурге, а все так же обалдевают от жаркого приема, который им устроили!

Эта группа — скальды XXI века: как во времена викингов поэты воспевали славные битвы, так и Sabaton повествуют о крупнейших военных сражениях разных эпох, от Древней Греции до операции в Ираке. Эти рассказы обрамлены в громоподобные риффы и сочный баритон вокалиста Йоакима Бродена. В том и секрет популярности группы: в полном эпичной мощи тяжелого пауэр-метала звучании и способности заставить любую страну гордиться своей историей.

Непосредственно о России у Sabaton я насчитала по крайней мере пять песен — кроме тех, где наша страна упоминается как участник битвы. Большая часть относится к событиям Великой Отечественной войны и только одна — к Афганской войне. Это композиция Hill 3234, рассказывающая о бое у одноименной высоты, которую отстояла 9-я рота. Ее Sabaton представили в своем новом альбоме The Last Stand: с ним-то группа и отправилась в большой The Last Tour. Вот только эту песню о советских солдатах музыканты в сетлист не включили. Жаль: ей зал бы точно был очень рад, хотя и под остальные треки собравшиеся разве что не разнесли А2 в щепки.

Ghost Division 

В этот раз организаторы открыли двери клуба заранее — за полтора часа до начала разогрева. Я решила не тянуть с проходом в зал и в результате оказалась совсем у сцены, практически в первом ряду. Было время оглянуться, посмотреть на публику. Среди толпы я заметила двух ребят в форме красноармейцев: парня и девушку. Моя причастная к военно-реконструкторским кругам подруга живо опознала в молодом человеке автора кавера на песню Panzerkampf, исполненного на гармошке. Если вы не видели это замечательное видео — найдите в соцсетях ролик Sabaton — Panzerkampf (Borodino cover). Лучше самого кавера только танец под этот кавер.

Около восьми вечера разогревать собравшихся вышли американцы Halcyon Way. Мне они показались интересным коллективом: выдержанное в традициях пауэра звучание, от души отрывающиеся музыканты — было, что послушать и на что посмотреть. Особенно запомнилась роскошная светлая шевелюра солиста группы Стива Брауна: как девушка, я завидую. Ей он без конца хедбэнил, прерываясь разве что на вокальные партии. Хедбэнили и другие участники группы, да и самой хотелось под них головой потрясти. Залу эти американцы понравились: их поддерживали возгласами одобрения и протянутыми к ним «козами». Вообще сложилось впечатление, что публика была готова вспыхнуть от малейшей искры: как будто еще до Halcyon Way ее разогрела сама мысль о том, что в скором времени случится.

И вот неумолимо, будто грозовой фронт, приближается неизбежное. Зал заполнен уже под завязку, все ждут, когда грянет гром. Тут из колонок доносится знаменитая In The Army Now — только в исполнении не Status Quo, а долгожданных шведских гостей. И зал взрывается, выкрикивает слова песни, понимая, что вот-вот на сцену выйдет «танковая элита»: с песни Ghost Division Sabaton и начали свое выступление.

Swedish Pagans

Первые три песни группа исполнила на одном дыхании, и если Ghost Division, рассказывающая о 7-ой танковой дивизии Вермахта, давно стала ее визитной карточкой, то следующие две — как раз со свежего альбома. Песня Sparta посвящена сражению спартанцев с персами при Фермопилах в 480 до н.э. Другая композиция — Blood of Bannockburn — перенесла слушателей чуть ближе к современности, в 1314 год: в ней описывается битва между шотландцами и англичанами на реке Бэннокберн, вскоре после которой Шотландия стала независимой страной.

Беседа с публикой завязалась не сразу. Некоторое время Броден не мог вымолвить ни слова: стоял и слушал, как зал скандирует название группы. Лишь спустя паузу он крикнул: «Добрый вечер, Санкт-Петербург!». Признался, что даже не знает, что сказать — разве что «вы абсолютно, мать вашу, фантастическая публика». Зал это подтвердил, громко, четко и дружно заскандировав одно хорошо знакомое группе слово, означающее высшую форму восхищения их творчеством. Сказать, что Броден был польщен — не сказать ничего. Прошло полминуты, прежде чем он смог совладать с эмоциями и наконец пораженно произнести: «Сумасшедшие русские». Он быстро вспомнил уроки русского языка, которые ему преподали в России в 2015 году. «That means fucking great, right?» — уточнил вокалист и тут же убедился, что память его не подвела.

Но был в группе один музыкант, еще не знакомый с великим и могучим: соло-гитарист Томми Йохансон, заменивший недавно ушедшего Тоббе Энглунда. Его Йоаким представил публике, заметив, что Томми впервые посетил Россию. В качестве демонстрации способностей он попросил гитариста исполнить что-нибудь из репертуара Sabaton, но что-то пошло не так: под заданный барабанщиком Ханнесом Ван Далом ритм Йохансон заиграл вступление к Run To The Hills группы Iron Maiden. Прозвучало здорово, вот только Броден не оценил. Пришлось Томми спешно исправляться и наиграть вступление к песне Swedish Pagans. Тут Йоаким совсем обиделся.

«Ты придурок. Ты же знаешь, что я не люблю эту песню, и все равно ее сыграл», — разворчался он. А стоило Томми вернуться на место, как ему вслед прилетело русское, со шведским акцентом и очень громкое «Zasranets!». Это слово вокалист Sabaton тоже выучил в одном из прошлых визитов в Россию и очень его полюбил, а вот Йохансон, как новичок, не сразу понял, что оно означает.

Броден помог не знающему языковых тонкостей Томми, объяснив, что переводится это как «Thank you very match». И Йохансон ему поверил, радостно объявив «zasranets» зрителям за поддержку. Публика в долгу не осталась и тоже «поблагодарила» гитариста ответным и очень громким скандированием. «Засранец» был очень рад и широко улыбался. «Да ты им нравишься», — не без ехидцы заметил Броден, и Томми в этом ответил собравшимся взаимностью. Сами понимаете, как после такого «спектакля» было весело отрываться под следующую песню — уже упомянутую Swedish Pagans, посвященную эпохе викингов. Она начинается с вокализа, и Йоаким с удовольствием дирижировал голосившей толпой с таким видом, будто с драккара управлял волнами Балтийского моря. С такими викингами по любому пути из варяг в греки пройдешь с радостью.

The Lost Battalion 

Хоть Sabaton и приехали в Россию презентовать свой новый альбом, не забыли они и свои другие хиты разных лет и пластинок. Лично я вот больше всего из дискографии группы люблю концептуальный Carolus Rex: в нем группа представила историю Шведской империи с момента ее выхода из Кальмарской унии в 1523 году до падения после Северной войны в 1721 году. В те времена Швеция была одной из мощнейших империй континента: она властвовала в Балтийском море, пока Петр I не пробился к его побережью. Для своего тура Sabaton взяли две песни с этого альбома, и обе — о своих великих королях. Сначала они рассказали историю восхождения Карла XII в композиции Carolus Rex — того самого, что воевал с Петром. А затем, уже ближе к концу, исполнили The Lion From the North о Густаве II Адольфе, который в XVI веке освободил шведов от власти датчан. На этих песнях в голосе Бродена чувствовалась гордость за свою историю. В наше время Швеция — образец политики военного нейтралитета наравне со Швейцарией, но Sabaton сохранили и передали в своем творчестве отголоски тех славных боевых времен.

Когда Йоаким запел 40:1, стало ясно, за что в Польше группу едва ли не носят на руках: под эту песню о героизме польских защитников Визны, которые в сентябре 1939 года встретили превосходящие их силы немцев, радостно отрываются фанаты группы во всем мире. Но какой бы мощной она ни была, сердце все равно сжимала горечь, особенно на строках, где обещается помнить о погибших войнах, отцах и сыновьях. Ведь за каждым сражением, как ни крути, стоит человеческая жизнь.

И иногда эта человеческая жизнь бывает очень причудлива: об этом Sabaton напомнили, спев Far from the Fame. Она посвящена чехословацкому вице-маршалу Карлу Яноушеку, воевавшему в ходе Второй Мировой войны в составе британских ВВС. Вернувшись на родину, он оказался в тюрьме по политическим мотивам — об этом периоде его жизни и поется в песне. Не менее причудливой оказалась жизнь американского солдата Оди Мерфи, который после войны стал киноактером. О своем боевом пути он написал книгу «В ад и обратно», позже сыграл главную роль в ее экранизации. Историю Мерфи Sabaton со сцены А2 пропели в композиции To Hell and Back. Символично, что песни об этих двух личностях вошли в предпоследний альбом группы с соответствующим названием — Heroes.

А вот на The Last Stand собраны истории битв с точки зрения обороняющихся. Кроме уже упомянутых двух композиций Sabaton представили еще три песни с нового альбома. Первой из них они исполнили The Lost Battalion — о пятистах бойцах американской 77-й дивизии, которые в 1918 году оказались в окружении районе Аргонского леса во Франции. Следующая с этого альбома песня перенесла на сотню лет раньше, в Японию. Там, в Широяме, в 1877 году превосходящие императорские войска разгромили самураев. В песне Shiroyama Sabaton рассказали, как самураи встретили свой последний рассвет: после этой битвы они перестали существовать как военное сословие.

Перед третьей же песней с альбома Броден признался, что именно эта композиция — их самая любимая со всего релиза. И большая часть зала в этом с группой оказалась согласна, радостно пропев вместе с Йоакимом Winged Hussars. Битва при Вене в 1683 году, о которой рассказывается в этой песне, стала моментом славы для «крылатых гусар», элиты кавалерии Речи Посполитой, и моментом спокойствия — для Европы, которая отбилась от натиска Османской империи. И все же как ни славна была европейская история, российская публика с нетерпением ждала рассказов о своих памятных моментах. Их Sabaton приберегли к концу своего шоу.

Attero Dominatus

Как уже говорилось, в репертуаре Sabaton есть пять песен, посвященных непосредственно России — и четыре их них прозвучали на концерте. Слушатели и так на протяжении всего вечера постоянно высказывали группе свое восхищение, скандируя то ее название, то полюбившееся шведам выражение на слог «за». Там, где стояла я, в первом ряду, было относительно спокойно, а вот судя по рассказам очевидцев где-то в центре зала творились слэм и прочие виды отжига. Иногда в самом прямом смысле: даже я издалека увидела зажженные в толпе фаеры. Теперь представьте, как отреагировали зрители, услышав мощные произведения о своей истории.

Не успел Броден объявить время российской военной истории, как из зала на сцену прилетела пилотка. Йоаким тут же примерил ее и еще долго не снимал. В ней он исполнил Panzerkampf — песню о крупнейшем танковом сражении на Курской дуге летом 1943 года. Именно после этой битвы советские войска завершили перелом, начатый под Сталинградом, и перешли в наступление, вытесняя немецкие войска с территории СССР. Весь А2 с гордостью пропел эту песню вместе с Sabaton.

О Сталинграде группа тоже спела. Эта песня о России — самая ранняя по хронологии: она была выпущена уже 11 лет. Едва ли найдется человек, не знающий о сражениях под Сталинградом: неимоверными усилиями защитникам города удалось переломить ход всей мировой войны. О таком событии не споешь легкомысленно, и мне Stalingrad показалась самой тяжелой песней вечера. Броден исполнил ее со всем уважением — и это пробирало до глубины души.

Практически в конце основной части шоу прозвучала и композиция, посвященная взятию Берлина — Attero Dominatus. Перед ней на сцену передали Знамя Победы, так что эту победную песню Броден пел, держа в руках, на плечах, а затем и микрофоне соответствующий флаг. Заведенный до предела зал вместе с ним выкрикивал слова песни: не удивлюсь, если семьдесят лет наши прадеды говорили перед битвой что-то похожее.

Трудно после такого оставаться спокойным. Сочетание мощной музыки и таких тяжелых, но важных моментов заставляет гордиться тем, что все это спето о России. Удивительно, как Sabaton, страна которых уже двести лет не принимает участия в войнах, удается так проникновенно — хотя скорее сногсшибательно в прямом смысле — передавать в своей музыке военные истории разных стран. И делать это с уважением к вкладу каждой из них в историю мировую.

Едва ли ошибусь, сказав, что за это их и любят — в дополнение к музыке. Сколько я ни была на концертах, мне не доводилось больше видеть такой реакции публики на артистов. В какой-то момент зал вдруг начала скандировать слово-со-слога-за и «Сабатон» одновременно: половина одно, половина — другое. Это как будто уже синонимы. Можно каждую песню группы расписать по строчкам, развернув до полноценной лекции, а если кратко выражать все эмоции, в одном слове, то как раз получится это-самое-со-слога-за.

Есть ли смысл говорить, как звали зрители группу «на бис»? Единым громким хором — это очень слабо сказано. Sabaton заставили себя немного подождать: прежде темноту зала разрезали лучи софитов — подобно прожекторам. Сигнал воздушной тревоги — как предчувствие чего-то волнительного, и группа вернулась на сцену с четвертой «русской» песней: Night Witches, о женском авиационном 588-м полке времен Великой Отечественной. Немцы так их и называли, «ночные ведьмы», и за каждую сбитую из них сулили «железный крест». В одном из интервью бас-гитарист Пер Сундстрем, говоря о современных девушках, поставил им в пример этих летчиц. Интересно, знает ли группа их более нежное прозвище — «ласточки»?

И завершился этот грандиозный вечер исторической памяти знаковой для Sabaton песней. Primo Victoria была первой композицией их первого студийного альбома — и остается на первых местах личных рейтингов многих слушателей. Она рассказывает, как в 1944 году «сквозь врата ада» высадились десантные войска союзников в Нормандии, чтобы открыть губительный для гитлеровских войск второй фронт. Зал скакал, зал неиствовал, зал срывал голоса — пел о «первой победе» как в последний раз.

Но есть уверенность, что впереди нас ждут новые победы и новые славные песни. Sabaton со сцены признали этот вечер «одним концертом на сотню», оценив поддержку зала. Это был мощный обмен энергией — как из систем залпового огня. Конечно, они еще не раз споют о России и не раз вернутся: здесь их ждут с нетерпением. Отгремел новый альбом, можно уже задумываться о следующем. А вдруг они в следующий раз привезут в Петербург песню о прорыве блокады Ленинграда, а?

Текст: Екатерина Архипова

Фото: Никита Громов

comments powered by HyperComments