Вы здесь
Главная > Театр > В ожидании праздника

В ожидании праздника

Спектакль «Забава», Славомир Мрожек, «Театр на Юго — Западе», Москва.

В середине апреля «Арт Кафе» московского «Театра на Юго – Западе» подарило зрителям еще одну премьеру. Постановка по пьесе Славомира Мрожека стала плодом творческого содружества актера театра, заслуженного артиста России Сергея Бородинова и его друзей – коллег по цеху Романа Ерыкалова и Олега Шапкова.

Самобытная индивидуальность авторов спектакля проявилась уже в выборе материала: необычного, глубокого, непростого в восприятии и не затертого на всех подряд театральных подмостках. К актерско – режиссерским амбициям и замыслам при работе с драматургией Мрожека необходимо приложить недюжинный запас духовного багажа и интеллекта. Пьесы польского драматурга – авангардиста укладываются в современное понятие «арт хауса» и по зубам далеко не каждому.

DP9A0645

Интерес к драматургическому наследию Мрожека всегда был волнообразным. Он возникал, как правило, на фоне больших и малых политических и социальных явлений в обществе. Обострение общественных конфликтов рано или поздно приводит к бытийным несообразностям, и потому жанр театрального абсурда в эпоху перемен особенно востребован. В последний раз Мрожек тревожил умы и активно заполнял репертуар уважающих себя театров в «гласные» восьмидесятые. Ныне имя польского экзистенциалиста нечасто встречается в афишах. Абсурд, как игра интеллектуально устроенных умов тоже несколько вышел из моды.  

Малый зал театра предполагает обращение к спектаклям малых форм. Постановщики практично выбрали пьесу «Забава» – небольшую, любопытную и изящную, несмотря на вящую простоту ее персонажей. «Забава» и в лучшие времена была редким гостем на больших сценах. Обычно ею активно пользовались студенты театральных ВУЗов: они с удовольствием  использовали пьесу для дипломных и экспериментальных работ. Маленькая энергичная драма, абсолютно аполитичная, полная аллегорий, намеков, неявных смыслов, словно создана для отработки приемов актерского мастерства, поскольку опирается в первую очередь на выразительную рельефность характеров трех действующих лиц.

Как любое абсурдистское произведение «Забава» отличается практически полным отсутствием внятного сюжета. Рассказ о трех парнях, что явились на вечеринку то ли зваными, то ли незваными гостями и обнаружили, что никакого праздника нет в помине, выстроен по всем правилам парадокса. При невероятной динамике развития фабулы и поведения героев пьеса движется неторопливо и буквально вязнет в однообразности произносимого текста.

DP9A0827

Исполнителям в таком спектакле автор предоставляет настоящий карт-бланш и полное раздолье  — за что не возьмись, все идет в дело Особенно, если за него берутся истинные мастера нюансирования роли.  Когда сцена не обременена декорациями, реквизита кот наплакал, а персонажи произносят одни и те же фразы и повторяют друг за другом действия, можно вовсю развернуться в форме образа, наполнив его миллиметрово точным содержанием.

Это тот самый «высший пилотаж», когда актеры буквально купаются в своем ремесле, виртуозно оттачивая роль, выводя на сцену не только трех безымянных героев, но и три выпуклых, гротескно- зарисованных характера, три судьбы, прослеженные до мелочей. За каждым представленным образом угадывается прошлое персонажа, моменты его личностного формирования, социальное происхождение, его нрав, темперамент, страсти и комплексы.

Тончайшее актерское мастерство сродни работе скульптора – каменотеса, когда за грубыми отколами камня проявляется вдруг трепетность тела, живость плоти каменного изваяния. Исполнитель, до мелочей владеющий техникой, как раз и занимается на сцене этой пластической работой, лепкой своего присутствия в зале, вытачиванием верных движений, вытаскиванием правильных эмоций.

Парень С. (С Бородинов) наряжен франтовато и наверняка относит себя к местной деревенской интеллигенции. Натура тонкая, он чуть что впадает в странный психоэ и слышит то ли вой, то ли голоса. Амбициозной высокомерностью герой неумело прикрывает безмерную закомплексованность, за коей стоят, возможно, детские обиды и травмы. Актер метко наделил персонажа пластикой твердолобого человека, не склонного к компромиссам: Парень С вертикален, как циркуль и без конца ломается по прямым линиям, словно геометрическая фигура.

DP9A0805

Парень Б.(О.Шапков) – настоящий польский хлоп (мужик), деревенщина, чей психологизм заключается в ежеминутной готовности засветить кому либо в глаз. Невеликий интеллектом, он, наиболее решителен и громогласен из троих, не склонен к рефлексиям. Парень Б. хочет получить свой праздник, не только потому что он обещан, но и потому, что там наверняка можно будет выпить.

Парень Н. (Р. Ерыкалов) – самое слабое звено в этой странной троице. Нервный, артистичный, с глазами полными ужаса, он старается извлечь несбывшийся праздник из воздуха, начиная то петь, то танцевать. Кажется, невозможность позабавиться равна для него смерти. Он и не прочь повеситься, чтобы были хотя бы похороны, если другой вечеринки не случилось.

Все трое исступленно ищут веселья и радости в своем бессмысленном существовании. Такие разные, они одинаково нелепы в болезненном желании посуленного счастья любой ценой.

«А кто сказал, что ты должен быть счастлив?» – спрашивал пастырь героя великого феллиниевского фильма.

Искусство авангарда тем и прекрасно, что в нем каждый может найти бездну собственных толков и пониманий там, где явный смысл ускользает, а форма превалирует над содержанием. Мастер точных форм Мрожек раскидал по телу пьесы крохотные приметы национального быта, который актеры штрихами, ненавязчиво перенесли на сцену. Место действия обозначилось без специальных о нем упоминаний.

Картузы и жилетки — шик западнославянского сельского жителя, гармошки, бубны, песенка о Марысе, неизменная бутылка водки напоминают то минорную эпичность «Знахаря», то утонченную атмосферу «Барышень из Вилько». Самое удивительное, что эта, в принципе присущая польской натуре элегичная нотка, рождается из материала грубого и уродливо – комичного.

А была ли вечеринка? Собственно, это неважно. Наблюдение за неистовством ее ожидания, страстью поиска, преломлением душевных качеств героев, за их откликом на сиюминутные изменения ситуации составляет крепкую конструкцию постановки, мастерски сделанной актерами, точно знающими, что и как они хотят сказать со сцены.

Текст Дарья Евдочук

фото Анастасия Журавлева

comments powered by HyperComments