Вы здесь
Главная > Кино > «СУРИРЕ»: ДИРИЖЕР БЕРЕЖЕТ СКРИПАЧЕЙ

«СУРИРЕ»: ДИРИЖЕР БЕРЕЖЕТ СКРИПАЧЕЙ

Московский кинотеатр «Факел» продолжает показывать редкое кино. На этот раз в небольшом кинозале собрались зрители, чтобы посмотреть чилийскую документальную ленту «Сурире», снятую в захватывающих пейзажах природного памятника «Салар-де-Сурире». Фильм вошел в пятерку лучших кинокартин пермского кинофестиваля «Флаэртиана 2015», а в марте был показан в Москве в рамках «Эха Флаэртианы».

Начинать разговор о «Сурире» с обрисовки сюжета было бы бессмысленно. Сюжета здесь нет. Он растворен в массивных плоскогорных пластах, соляных озерах, в сердито возвышающейся одинокой горе, за которой прячется жгучее чилийское солнце, в вязкой болотистой жиже, наконец. Запечатленный статичной камерой пейзаж полифоничен. В общих, почти всегда замыленных, нерезких планах рождается многоуровневость: на переднем плане – идущие строем пурпурные фламинго (символ красоты, мира как чуда), на среднем – вереница местных КАМАЗов с набитыми кузовами (символ человеческой цивилизации), на заднем – монументальные горы (вечность и незыблемость).

SURIRE-Clara-Calizaya

Обычно там, где нетронутая природа сходится в одной точке с цивилизацией, происходит конфликт. И зритель его ждет. Он готов к тому, чтобы эфирную ткань фильма прорезало какое-нибудь массовое истребление животных или масштабная экологическая катастрофа. Но режиссеры Иван Основикофф и Беттина Перут, пунктиром намечая возможное поле для столкновения, полностью нивелируют вероятность его возникновения, сводят ее к нулю. Их документальная реальность играет по другим нотам. Пространство животного мира и мира человека будто примирено мудростью гор, и «Сурире» являет собой удивительный и редкий пример гармоничного сосуществования человека и природы.

SURIRE-Isla-y-laguna

Пейзаж «Салар-де-Сурире» – полноценный герой картины, такой же, как аборигены, аймара (индейский народ в Андах), одиноко обитающие в своих хибарах, такой же, как их лохматые собаки и непослушные, вечно лезущие в ущелье ламы. Пейзаж задает киноленте тон. Его всеобъемлемлющая мощь и широта непроизвольно толкает на мысль о присутствии Создателя в каждой песчинке пространства кадра.

SURIRE-Flamencos

Активное взаимодействие трех элементов-символов рождает неповторимое звучание киноленты. Подобно тому как режиссеры отказались от сюжета, они не прибегают к использованию музыки – сама природа рождает мелодии: усталые вздохи старика, коренного жителя, сливаются с каркающими звуками фламинго; те, в свою очередь, вливаются в гул мчащихся грузовиков, а последние теряются в раскатах грома. Симфония естества. Симфония мира, в которой каждый инструмент играет свою партию, а дирижирует сам Бог.

SURIRE

Автор: Комогорова Мария

comments powered by HyperComments