Вы здесь
Главная > Театр > Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад

Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад

Гастроли Московского Академического театра имени Владимира Маяковского состоялись в конце февраля на сцене петербургского БДТ . Одним из двух привезенных спектаклей стала премьера прошлого года — “Плоды просвещения” по одноименной пьесе Льва Николаевича Толстого.

Для Театра имени Маяковского это не первый опыт постановки данной пьесы. Многие годы они с успехом играли “Плоды просвещения” режиссера Петра Наумовича Фоменко. Сегодняшний спектакль — это не восстановление предыдущего, но самостоятельное произведение нынешнего художественного руководителя Театра, ученика П.Н. Фоменко Миндаугаса Карбаускиса.

“Плоды просвещения” — одна из десяти пьес, пожалуй самого значительного русского писателя, Льва Толстого. Написана она была для домашнего театра, но сразу же завоевала интерес у театральных режиссеров и публики. Ставили ее и К.С. Станиславский, и Александринский театр образца конца 19 века. Сюжет комедии классический и интернациональный: умная, хитрая и проворная служанка обманывает глупых и самовлюбленных господ. Есть характерные для Льва Николаевича мотивы про семью, землю и крестьян. Подробности сюжета можно узнать, прочитав саму пьесу, а еще лучше — посмотрев спектакль, ведь пьесы предназначены не для чтения, а для просмотра. Надо сказать, что спектакль “Плоды просвещения” театра Маяковского достоин этого.

Одно из главных его преимуществ то, что режиссер не гонится за псевдооригинальностью с помощью шокирующих или социально неприемлемых методов, чем грешат многие современные постановки, не тянет одеяло на себя, пытаясь самовыразиться. Самое приятное в спектакле — видеть пьесу Толстого, а не размышления на ее тему и попытку режиссера решить свои личные сиюминутные человеческие проблемы. Несмотря на это, спектакль не производит впечатления тусклого, покрытого пылью музейного экспоната. И тема, и ее реализация вполне современны. Увлечение мистицизмом, свойственное периоду времени написания пьесы, актуально и сейчас. Стоит только включить телевизор и окунешься в бесконечные шоу экстрасенсов и передачи про невероятные мистические события, влияющие на жизни наших сограждан. Потому и смешно, что про нас. И спящие до обеда “господа”, и искренне не понимающие такого образа жизни “крестьяне”, радеющие за то, чтобы жить и работать на своей земле, и проворные слуги, умеющие жить так, чтобы и начальство было довольно, но и себя в то же время не обидеть. Наверняка каждый из нас может отнести себя к какой-то из этих категорий.

Отдельного внимания заслуживает сценография. Зрители смотрят на спектакль как бы с обратной стороны зеркала. Сначала это придает действию некую мистичность, ведь не зря одна из основных тем пьесы — увлечение спиритуализмом. В моменты, когда герои спектакля с характерным потусторонним звуком проходят сквозь зеркало, кажется, что да, действительно, они вошли в параллельный, мистический мир, что здесь обязательно будет твориться что-то необъяснимое и занятное, и лишь через некоторое время понимаешь, что все это игра воображения самих персонажей, верящих в потусторонние силы и пытающихся найти научное объяснения своим фантазиям. И авансцена — не параллельное измерение, а всего лишь людская, в которой обитают слуги и кухарка, находят свое пристанище мужики, в ожидании решения по сделке о своем земельном вопросе, готовит свой план по обману хозяев бойкая горничная Таня. И в тот момент, когда понимаешь, что вся мистика в спектакле (а точнее в пьесе) вымышленная, игрушечная, начинает казаться, что это не герои смотрятся в зеркало, прихорашиваясь, репетируя ужимки, а зрители смотрят на самих себя, выбирая свою роль, свою модель поведения.

Замечательно в спектакле еще и то, что здесь нет статистов, в каждой, самой маленькой роли, даже в почти бессловесном артельщике от Бурдье виден характер. И это, безусловно, заслуга не только актеров, каждый из них, разумеется, всегда старается привнести в самую, даже крошечную роль, частичку души, но и режиссера, который позволяет всем героям показать себя, отразить одного через другого, безмолвного, через отношение к нему говорящего. Огромной теплотой и нежностью наделяет свою кухарку Светлана Немоляева, она буквально озаряет сцену внутренним светом, прекрасная и трогательная в стремлении окружить всех заботой и любовью. Делает она это с легкостью и простотой, не ожидая ничего взамен. Игорь Костолевский в роли Леонида Фёдоровича Звездинцева тоже создает трогательный образ, хоть и совсем по другим причинам трогательный. Его наивность и глупость в беспрекословной вере шарлатанам, даже когда обман очевиден, вызывает не злость и раздражение, а, скорее, умиление, как упрямство ребенка, или капризы больного человека. На самом деле, хорошие слова можно сказать о каждом из актеров. Чего только стоят Михаил Филиппов, в роли профессора Кругосветлова, с упрямством и экстатической убежденностью находящего научные объяснения противоречащим друг другу вещам, деревенские мужики, пришедшие решать деловые вопросы и искренне не понимающие странного быта и глупых заскоков господ, но бесконечно милые в своей попытке понравиться и вызвать сочувствие, ради положительного решения своей сделки, Татьяна Аугшкап, в роли супруги Звездинцева, напуганная деревенскими мужиками и принесенной ими заразой настолько, что они и сами начинают в нее (заразу) верить.

Несмотря на все вышесказанное был в просмотре этого гастрольного спектакля и неприятный момент. Звук. Слышимость актеров была на грани нулевой, несмотря на то, что я сидела в партере, пусть и не в первых рядах. Сложно обвинять артистов такого театра как театр имени Маяковского в неумении говорить на зал, поэтому объяснение напрашивается только одно. Что-то пошло не так, и после ремонта в свежем и красивом зале БДТ есть существенные проблемы с акустикой. Тем более грустно, что наверняка зная о нынешних особенностях зала, хозяева не предупредили своих гостей о необходимости дополнительной подзвучки.

Вердикт — если вы скучаете по добротному, честному, не перегруженному непонятными символами костюмированному театру с классической качественной сценографией — спектакль “Плоды просвещения” московского театра имени Маяковского — для вас.

Текст: Алина Назинина

Фотографии из открытого доступа

 

Добавить комментарий