Вы здесь
Главная > Музыка > У Лильяса Пастья мы будем танцевать

У Лильяса Пастья мы будем танцевать

Премьера новой постановки знаменитой оперы «Кармен» состоялась третьего и четвертого марта на сцене Александринского театра при поддержке фонда «Открытое море».

Впервые публика познакомилась с оперой, написанной Жоржем Бизе по мотивам одноимённой новеллы Проспера Мериме, ровно 141 год назад — 3 марта 1875 года. Тогда премьера закончилась полным провалом. “Скромные матери, почтенные отцы семейства! С верой в традицию вы привели ваших дочерей и жен, чтобы доставить им приличное, достойное вечернее развлечение. Что испытали вы при виде этой проститутки, которая из объятия погонщика мулов переходит к драгуну, от драгуна к тореадору, пока кинжал покинутого любовника не прекращает её позорной жизни” – писали тогда газеты. Надо ли говорить, что подобные рецензии вызвали огромный интерес к постановке? Только на сцене парижской Комической оперы и только в премьерный сезон прошло не менее пятидесяти спектаклей.

С тех пор образ свободолюбивой цыганки неоднократно воплощали на сцене такие звезды, как Елена Образцова, Ольга Бородина, Ирина Архипова, Агнес Бальтса, Джесси Норман. На этот раз роль Кармен исполнила Юстины Грингите — литовская меццо-сопрано с нокаутирующей техникой, по мнению Times, оглушительной силой голоса, по словам Telegraph и в то же время «тембром невероятной элегантности и природной устойчивости» по мнению OperaBritannia. В этой роли она уже покорила зрителей Английской национальной оперы, Шотландской оперы и фестиваля в западном Уэльсе, теперь настала очередь и России.

Кроме того, в постановке приняли участие Вероника Джиоева (Микаэла), Андреа Каре (Хосе), Юрий Лаптев (Эскамильо). Им аккомпанировал Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии и Хор Мариинского театра. За дирижерским пультом стоял скрипач-виртуоз Михаил Симонян. Сценическое воплощение оперы оказалось довольно необычным и оставило весьма неоднозначные впечатления. Хор и оркестр находились на сцене, на заднем плане были натянуты нитевидные экраны, на которые проектировался театр теней, сюжетно сопровождающий действие.

Недоумение вызывало отсутствие стилистического единства в нарядах подруг Кармен, казалось, что они сбежали с репетиций разных спектаклей, чтобы выступить на сцене Александринского театра. Образ самой Кармен, во всяком случае, в первых действиях, был весьма узнаваем, за исключением совершенно не цыганского, а прибалтийского цвета глаз и волос очаровательной Юстины Грингите.

Также в постановке принимал участие кордебалет, состоящий из четырех человек. Их основной функцией являлось отражение событий, происходящих в опере. К примеру, в сцене противостояния между Эскамильо и Хосе актеры имитировали драку, пока артисты исполняли свои партии.

Очень сильно оживлял действие детский хор, захватывающий и очаровывающий своей непосредственностью и энергетикой весь зал. Чудесный, пронизывающий насквозь и доводящий до мурашек голос Юстины Грингите, несомненно, стал приятным открытием для присутствующих в зале. Помимо необыкновенного тембра, Кармен поразила самого искушенного слушателя тонкостью исполнения своей партии, филигранной техникой. Немало удовольствия доставил слушателям и исполнитель партии Хосе — Андреа Каре — ученик самого Лучиано Паваротти, наполнивший музыку драматизмом мечущегося между добром и злом персонажа. С теплотой была принята залом и победительница телеконкурса «Большая опера» Вероника Джиоева.

Концертному исполнению оперы, как всегда, несколько не хватало масштаба и выразительности трагического действия. Хотелось большей определенности в режиссерских решениях. Однако хороший подбор исполнителей, безусловно, оставил приятное послевкусие.

Текст: Ольга Назаренко

Фото: Александр Шек

Добавить комментарий