Вы здесь
Главная > Театр > Богу Гобово

Богу Гобово

Спектакль «Гобо. Цифровой глоссарий» инженерный театр АХЕ представил на сцене музея современного искусства Эрарта 31 января. Толкования глосс перебежали с тетрадных полей на сцену и выплясывали, как на Лысой горе под смысловое сопровождение актеров.

АХЕ, начинавшие с акций и перформансов на улице, в галереях и мастерских, с середины девяностых взаимодействуют с классическим театральным пространством и его закономерностями.  Инженерный театр выработал свой язык, он устойчив и, главное, понятен. Планка щепетильности подхода в проверке попадания в реальность сопоставима с естественнонаучным экспериментом. Каждый спектакль — как рентген: на просвет в выбранном теле (смысле, слове) всегда обнаруживаются новообразования. Не был исключением и спектакль Гобо, где новообразование было препарировано и рассмотрено в осевом сечении, что практически означает другой, отличный даже от языка АХЕ, мир со своими законами, знаками и знакомствами.
Опознавательные знаки — в щадящей для зрительского осознания причины своего присутствия в зале манере — остались: полевая химическая лаборатория, акробатика, фатальность; значит, мы все еще в гостях у знакомого нам АХЕ.

Зал был полон, а детей пришлось посадить в проходе — чтобы было видно сцену. Зрители внимали посылу и смехом поддерживали выходки Семченко и Исаева.

Игра разворачивалась в пространстве содержаний; формула структуры, последовательности показа, как водится, стала сообщением только под конец. Этюды названы, представлены и развернуты, проекция расположена перед глазами зрителя, глоссарий там же (последним номером — чтобы не осталось подозрений); камера, весь спектакль повернутая на героев, оборачивается на уже не чаявших революции наблюдателей. Ого, мы тоже по ту сторону лабораторного стекла! Что бы это значило…

В прошлом месяце АХЕ играли спектакль на Бардо Тхедол (Тибетскую Книгу Мертвых), сказ о промежутках и границах; в этот раз первая глава назвалась «Пустотой Героя» и далее действительность снова только махала рядом руками, утопленническим образом хватаясь за воздух. Казалось бы, много общего — пустота с разных сторон и углов. Но в этот раз конструктивистский дискурс (где субъект создает реальность) был решительно категоричен: «Это ВСЕ Гобо», — последняя фраза на экране и проекция в спектакле.

Гобо – это плоский, тонкий диск, с нанесенным на него иллюстративным материалом, через который на поверхность, к примеру, стены попадает световой сигнал. «С помощью проекционного аппарата бесперебойно демонстрируются надписи, логотипы, картинки. В любом месте! В любое время суток! В любую погоду! Вы не рискуете, что это упадет, померкнет! Изображения могут перемещаться, как внутри помещения, так и снаружи: полноценно светиться на стенах, щитах, «лежать» под ногами у прохожих. Эти эффекты не остаются незамеченными, они заставляют запоминать информацию», — сообщает gobo.ru.

Слова заголовков миниатюр имеют смысл только относительно персонажа, так они и звучат: перспектива героя, сон героя, одиночество героя, даже — Глория героя; одно из толкований глоссария АХЕ сообщает: Гобо — неотъемлемое свойство объекта, без которого он не может ни существовать, ни мыслиться. В таком рассмотрении можно говорить только о герое, то бишь о себе… а есть ли что-то, кроме себя?

 

Текст и фото: Полина Березина

 

comments powered by HyperComments