Вы здесь
Главная > Без рубрики > Канун всех живых

Канун всех живых

10 января  завершился Волков Манифест в Эрарте. «Между двумя. Преддверие» инженерного театра АХЕ и «Олег Каравайчук. Опоясывающий менестрелей» Дмитрия Вологдина – две заглавные точки этого вечера, в симбиозе которых стал возможным разговор о красоте и смерти. 

fXZwXDq-cQ4

Нули и единицы от А до Я подойдут нам только для передачи координат: действо получилось далеким от возможности озвучивания в символьной форме – «ни в сказке сказать, ни пером описать». Назвать происходившее «волшебным», «чудесным» – пошло. Оптические иллюзии, диалоги с эрмитажными менестрелями с одной стороны, с другой — смрад умирающих и патетика пределов. На то, видимо, и промежутки…

Фигура Каравайчука в компании эгалитарного АХЕ не теряет эпатажности, но приобретает особенные слои в своем вызове. Ритм буги-вуги, найденный им в Чайковском – «унисон сам с собой, гимн своей ограниченности, обыкновенности», – продиктованный эпохой, резонирует с обрывками слов Семченко, скачет по струнам контрабаса Волкова, трепыхается в смехе зрителей.

2-TnDB-u0v0

На сцене две тумбы — Гайворонского и Волкова, друг напротив друга — в знакомых традициях дуальности. А вот Павел Семченко сегодня один – Максим Исаев заболел. А это значит, что он будет по-муравьиному поднимать вес больше собственного: заполнять пространство цельно, быть средоточием.

В спектакле пять частей, из которых показана была последняя – «Преддверие». Предшествуют ей «Самовоплощение», «Выбор чрева», «Суд. Шесть миров», «Кармическая буря». Их можно увидеть на разных площадках в одному только АХЕ известном алгоритме последовательности.

w9k3jYmFmMM

«Паша, ты жив?», «Где здесь выход?», «Выходи, спектакль закончился» – после летального ритуала Волкова, Гайворонского и Семченко такие вопросы звучат как домашнее задание на пространство собственной жизни после сегодняшней сцены.

Автор текста и фотографий: Полина Березина

mmU70ct7x8E

ZRp9jHvbGD4

comments powered by HyperComments