Вы здесь
Главная > Музыка > Репортажи > Дышите. Не дышите. Дышите. Дышите. Дышите.

Дышите. Не дышите. Дышите. Дышите. Дышите.

 8 января в Эрарте прошел второй день VOLKOV MANIFEST — «Моцарт. Восходящее солнце». Что случилось с Вольфгангом на турецкой ярмарке и что происходит с организмом горы, мы узнали по изменениям в собственном позвоночнике: звук коснулся его всего.

JmxGEv8VZSw
Музыкальный VOLKOV MANIFEST зародился в начале прошлого года в Эрарте. Идея пригласить на одну сцену артистов «круга Владимира Волкова» оказалась столь успешна, что теперь можно использовать это сочетание слов без кавычек.
На прошлой неделе фестиваль прошел второй раз, и успел, кажется, превратиться в традицию: свобода в обращении с джазом, народной и классической музыкой подкупает почти детской непосредственностью, а виртуозное мастерство когорты музыкантов и композиторов окончательно покорили публику.
Псевдояпонские пьесы, Моцарт в сочетании с кахоном — но без холодной усмешки постмодернизма. Пожалуй, этот живой фейерверк звука и движения и есть искусство «Нового гуманизма», и где же ему свершаться, как не в музее современного искусства «Эрарта».

jkq_D2c3Tjo

В Петербурге первые морозы, последние дни каникул и портал в Японию — размером с концертный зал Эрарты. Путешествия во времени («XVIII +») — вчера, сегодня — в пространстве; еще два дня фестиваля — кажется, нам предстоит узнать о природе музыки кое-что еще.

Вечер был открыт Полиной Фрадкиной — сольно, а после и в известном дуэте «In-Temporalis» с кубинским перкуссионистом Йоелем Гонсалесом. «Каждый раз думаю, как не вставлять латиноамериканский ритм в Моцарта…» — делится Полина; Йоель садится на кахон, и вот траектория движения ее пальцев приобретает знакомые очертания жестов фламенко, воздух на сцене становится густым, бордовым, ночным.

cizOddPmzGU

 На вторую часть предсказаны арабский пульс в Турецком марше, японское Гайворонское сочинение про сон альтиста, скрипка Назара Кожухаря. Традиционно это произведение исполняется на флейте. 

Александр Кискачи на флейте играет «Медитацию Ryohei Hirose»: героями сценического пространства становятся белые на черном следы и свет восходящего солнца.

 Следы принадлежат Алине Михайловой, предложившей телесные интерпретации (танец) происходящего, передав ощущения в виде танца. Стопами, кистями, взглядом, бумагой на полу — она; инструментами, собой, топотом, бумагой в руках — музыканты создали условия для погружения. Гости замирали и заново, в тишине, начинали движение; Волков болтал ногами со сцены и пихался локтями с совсем юной, видимо, родственницей: «Вот, мама, не устал!».

Текст и фотографии: Полина Березина

Соавтор: Анна Рыбалка

comments powered by HyperComments