Вы здесь
Главная > Кино > «ХОЧУ ПИВА!» или что стало с мечтами немецких пионеров…

«ХОЧУ ПИВА!» или что стало с мечтами немецких пионеров…

12й фестиваль немецкого кино в Санкт-Петербурге открылся 3 декабря в кинотеатре «Аврора» показом драмы Андреаса  Дрезена «КОГДА МЫ МЕЧТАЛИ».  Картина потрясла бережным отношением к уму и сердцу зрителя. Обошлось без ярких впечатлений, потрясений и переосмысления жизненных ценностей.

Немецкий кинематограф без преувеличений можно поставить в ряд лидеров мирового киноискусства. Чего только стоят такие имена, как Лени Рифеншталь , Вим ВендерсФолькер ШлёндорфВернер ХерцогРайнер Вернер Фассбиндер и многие другие. В этом году, ставший уже традиционным, фестиваль немецкого кино в Санкт-Петербурге посвящён творчеству Райнера Фассбиндера.

Сложно переоценить значение этого скандального немецкого режиссёра, сценариста, актёра, оператора, монтажора и т.д. Самобытность, продуктивность, эпатаж, энергия в сочетании с неординарным талантом позволяли ему очень тонко чувствовать процессы смены культурного кода не только в ментальном пространстве своей родины, но и во всём мире. Созданная им эстетика формировалась в контексте смены критериев «прекрасного» на, так называемую, систему  «шок-ценностей»:  новизна, оригинальность, абсурд, жестокость и т.п.

Игнорируя скандальные подробности его личной жизни и мировоззренческих девиаций от нравственности послевоенного общества, мировой кинематограф признаёт его «мотором западного кино», «режиссёром, чьи работы пробирают до самого нутра», – это, пожалуй, основной критерий, который может стать камертоном для картин, представленных на фестивале кино, посвящённомом творчеству Райнера Фассбиндера.

Первым на суд петербургского зрителя был представлен фильм Андреаса  Дрезена «КОГДА МЫ МЕЧТАЛИ» 2015-го года.

Незамысловатый сюжет фильма не обременял публику интригой драматических коллизий и страстей. Всё очень просто и узнаваемо: пять друзей-подростков, которые «с первого класса вместе…» переживают процесс взросления в период  смены политического строя  после «падения берлинской стены» 1989 года. Опьянённые юношескими амбициями завоевания мира, гормональным всплеском, духом обрушившейся на них свободы и ворованным пивом, они без оглядки бросаются в тёмный омут чудовищной изнанки жизни, скрытой в подвалах и подворотнях немецкого города бывшей ГДР. Намерения этих юношей продиктованы светлыми мечтами: открыть свою дискотеку – маленький мир, где всё будет устроено по  их законам, в соответствии с их подростковыми ценностями, такими как : безудержное веселье, реки алкоголя, лёгкие деньги, новая музыка, темнота, толпы юных очаровательниц и …  АВАНГАРД! И в какой-то момент им это удаётся! Однако ненадолго, ибо на их пути появляется преграда  – местный главный «нехороший дядька-бандит» со своими приспешниками-нео-нацистами. Но беда не приходит одна! Помимо проблем с алкоголем, полицией, бандитами и родителями друзья сталкиваются ещё и с наркотиками … Всё это в совокупности приводит к трагической развязке, где некогда подававшие большие надежды мальчики, деградируют и обрекают себя на безрадостное будущее: один умирает от «передоза», другой становится наркодилером, третий садится в тюрьму, четвёртый начинает приторговывать «порнушкой»… И лишь один романтический герой, безответно влюблённый в уже изрядно потрёпанную жизнью семнадцатилетнюю стриптизёршу и, по совместительству, жрицу любви, осознаёт, что их светлые мечты разбиты ими самими, что они выбрали ложный путь, по которому не вернуться. Именно от лица этого героя и идёт повествование в фильме.

Режиссура так же бережно относится к сознанию зрителя, как и сценарий,  заботливо собирая воедино всю коллекцию самых распространённых приёмов кинематографа 20го века. Во-первых, это, конечно же, инверсия и ретроспектива: повествование начинается с точки невозврата, когда главный романтический герой приносит в убежище своего друга-наркомана спасительную баночку пива. Здесь-то и берёт своё начало цепь воспоминаний, проливающих свет на причинно-следственную связь событий трагических судеб героев. Во-вторых, режиссёр вместе со сценаристом, предусмотрительно дали говорящие названия каждому воспоминанию: «Всегда готов!», «Прощание» и т.п. И, конечно же, яркие метафоры! Например, несущаяся в никуда (или по кругу) железная колесница, набитая вусмерть пьяными подростками, которые упиваются свободой и ворованным пивом. Эта сцена, согласно принятым законам искусства, повторяется трижды. С той лишь разницей, что с каждым разом пространство их свободы существенно уменьшается. Так, бескрайние просторы города сужаются до гаража, где бунтари вынуждены нестись по маленькому кругу.

Цветовая гамма фильма также не лишена тривиальности. Картина решена преимущественно в приглушённых мрачных тонах, за исключением сцен светлого детства, где и тона были такие же светлые. Сплошная гармония тавтологии!

Довершением ко всему ансамблю стала работа актёров. Молодые, обаятельные темпераментные парни с щенячьим восторгом крушили  чужие машины, поглощали невероятное количество алкоголя, хамили и грубили взрослым, неистово бились друг с другом не на жизнь, а на смерть, пытаясь поделить территорию влияния и юную жрицу любви. Гнев, восторг, кураж, ярость, истерика, боль и, конечно, любовь – вот вся сложная палитра эмоций, которая и легла в основу способа существования актёров в кадре.

Пожалуй, единственный режиссёрский ход сумел всё-таки нарушить покой петербургского зрителя – красные пионерские галстуки на экране, в то время как историческая правда говорит о том, что в ГДР они были синие!!! Тут закономерно встаёт вопрос: неужели это камень в огород Советского Союза – системы, уничтожившей целое поколение немецких детей?! А, может, невинная халатность, как при подборе музыкального материала? Ответа на этот вопрос никто не знал – оставалось только догадываться…

Во всё остальном же фильм оказался незатейливым, простым и понятным в своей дидактике.

Такой картиной открылся 12й фестиваль немецкого кино в Санкт-Петербурге, «посвящённый 70-летю со дня рождения одного их важнейших режиссёров немецкого кино – Райнера Вернера Фассбиндера».

После премьеры зрителям удалось пообщаться с актёрами Мерлином Розе и Юлиусом Ничкофф. Среди прочих вопросов о впечатлении от съёмок и планах на будущее интерес петербургского зрителя вызвала перспектива их работы в России, на что Мерлин с гордостью ответил, что готов! А в качестве демонстрации этой своей готовности произнёс заветную фразу, которая лично для меня стала ёмким названием воспоминания об этом фильме, – «ХОЧУ ПИВА!». На этом диалог стремительно подошёл к концу. И умиротворённый ничем не потрясённый зритель  с «нетронутым нутром» хлынул на Невский проспект, исполненный привычной вечерней суетой…

Текст Дарья Шахова

Рецензия на фильм Комогоровой Марии (Москва)

comments powered by HyperComments