Вы здесь
Главная > Кино > Хаос вместо примитивов // «Ангелы революции», Алексей Федорченко

Хаос вместо примитивов // «Ангелы революции», Алексей Федорченко

Алексей Федорченко вот уже несколько лет славится своими фильмами-портретами о «малоизвестных» с его точки зрения народностях нашей бескрайней русской земли. Подобно Вернеру Херцогу, который беспрестанно стремится  ступить там, где еще никто не ступал, Федорченко кропотливо собирает архивные материалы (что, впрочем, можно поставить только в заслугу любому режиссеру), занимается личными расследованиями, разыскивает людей, имеющих к описываемым событиям хоть какое-то отношение. А потом… потом пытается собрать все накопленное за долгое время (порой эти исследования могут занять у годы) воедино. Иногда сплав разрозненных деталей у него получается достаточно крепким («Овсянки», к примеру, или «Первые на луне»), а иногда и нет («Небесные жены» те же). В этот раз в фильме «Ангелы революции» вышло что-то среднее. Как говорится после Пушкина: «не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка».

_MG_8853

Повествует фильм о нескольких авангардистах, которых отправили окультуривать малые народы. Во главе их стоит прославленная революционерка, фурия и красавица, Полина Шнайдер. И, по сути, фильм является отображением последних лет ее жизни. Начинается он с ее детства, вся суть которого заключена в одном-единственном кадре, где маленькая девочка, сидя на белом коне, отстреливает ангелочкам на тортике их крылышки. Затем, спустя годы, отстреливать она будет уже не ангелочков, а вполне телесных людей – врагов народа, к которым тут почему-то причислен и Лев Термин, различных «прогнивших» царских служак и т.д. А параллельно с этим встречать она будет на своем кровавом пути очень много мужчин (добрая часть фильма составляют короткие главы «ознакомления» с ее товарищами и любовниками), с несколькими из которых она и отправится к хантам и лесным немцам.

Прибыв на место в начале 1934-ого (точная дата – 6 апреля 1934-ого года – указана ненавязчиво на школьной доске) без особого энтузиазма, желания, революционеры-авангардисты начинают приобщаться к культуре местных жителей и заодно приспосабливать к ней свою, сначала демонстрируя и рассказывая, а потом тыкая носом и угрожая. Среди этих авангардистов сплошь гении – тут и некий Петр, в котором сошлись воедино черты Эйзенштейна и Вертова, композитор Иван – создатель симфонии гудков Арсений Авраамов вкупе с чертами других экспериментаторов от музыки, а также скульптор, театральный режиссер, архитектор-конструктивист, в которых воплотились, со слов самого режиссера, особенности характеров свыше трехсот творцов послереволюционной эпохи.

Вот только нужен ли такой переизбыток для самого кино? «Первороссияне» были абстрактной притчей, где ничего не объяснялось и не разжевывалось, хотя ситуация там несколько иная, но суть дела это не меняет. Тут же постоянные сноски, указания, цитаты. Но для кино это еще не самое страшное. Страшнее всего – отсутствие какого-бы то ни было темпоритма. Каждая сцена здесь оторвана от предыдущей и от последующей, длительность варьируется и изменяется постоянно, что и порождает хаос. Но еще страшнее порой и вовсе неоправданные переходы от ручной камеры к статичной, от ее длинных проходов к запечатлению театрализованных шествий. А переизбыток информации лишь добавляет ко всему этому сумбуру сумятицы. Происходит ли это от того, что режиссер хочет охватить все или от его беспредельной щедрости, желания поведать историю неизвестного народа? После премьерного показа сего фильма в «Родине» Федорченко сказал, что фильм его прежде всего о «межцивилизационном непонимании», о том, что невозможно титанизм и идеализм авангардистов-утопистов перенести на почву, где сосуществуют каким-то чудом и христианство, и язычество, и советская идеология. Так- то оно все так, да вот только в самой материи фильма ни о каком мирном сосуществовании разрозненных элементов идти речи не может. Он распадается с самого начала настолько, что даже последние полчаса экранного времени, которые можно обозначить как самую цельную его часть, положения не спасают.

Текст: Андрей Медарадский
Фото: Алина Султанова

comments powered by HyperComments