Вы здесь
Главная > Театр > Спектакль «Если ворон в вышине»: Война с детским лицом

Спектакль «Если ворон в вышине»: Война с детским лицом

Новый Арт Театр (г. Москва), Дмитрий Калинин, «Если ворон в вышине».

Давно отгремели юбилейные фейерверки Дня Победы. В театральных репертуарах воспоминанием о буднях нелегкой военной поры остались спектакли разнообразных жанров, видений и представлений.

8IL71JMlV-4

«Новый Арт театр» очень молод душой. Возникший на основе детской Студии при театре, он прежде всего нацелен на аудиторию ровесников студийцев. Хотя, у доброго и ироничного взгляда на мир нет возрастных ограничений. И о войне, той самой, изученной, испетой, прочувствованной каждым до малости здесь умеют рассказать так, что даже через долгие 70 лет мы видим в юных и взрослых персонажах пьесы драматурга и постановщика Дмитрия Калинина себя самих — современных, уверенных, бесшабашных, веселых, ранимых и чутких.

Второй год войны. Неподалеку от линии фронта, в тылу, в старом барском доме решено обустроить госпиталь для раненых. В усадьбу откомандирован небольшой отряд молоденьких «сестричек» со  старшей медсестрой Клавдией Петровной (з.а. России Ольга Ковылина). Для охраны будущего лазарета малолетний партизан (Николай Домаске) приводит удалых бойцов во главе с сержантом Петренко (Евгений Новоселов).

z_887ca746

Старинный дом как магнит притягивает местных ребятишек — пионеров Марата (Егор Герчаков), Иру (Элеонора Александрова) и Костика (Павел Ларионов). Захаживает в усадьбу и сын убитого деревенского попа Тимоха (Артем Арбузов). Когда все герои встречаются вместе, между ними неизбежно возникают трепетные, путаные, нежные чувства и отношения.

z_093b1a3b

У первой части спектакля очень лиричное настроение. Все друг в друга влюбляются, но, конечно же, как обычно, не в тех, кому приглянулись они сами. В воздухе повисает легчайшая паутинка намеков, взглядов, улыбок. Кокетливая, бойкая Нина (Анастасия Плюснина), маленькая, но как камешек твердая Варя (Варвара Русалевич) и возвышенная трогательная Женечка (Виктория Чулкова) думают и говорят вовсе не о войне, которая уже стала обыденностью, а о самом живом и главном — о любви.

В головах у молодых солдат Глобуса (Тимофей Пузин) и Тютина (Евгений Харланов) та же маета, ведь рядом «пропадают такие девчонки».

_LFpqdF7kAY

Пионерам хочется приключений, и желательно военных. У подростка Тимохи наступило нелегкое время гормональной перестройки и он влюбляется в прекрасную, но, как на грех, годящуюся ему в матери Клавдию Петровну.

Всем, в общем то и не до войны, тем более, что она хоть и близко, но все же пока не рядом.

Все изменилось, когда в коротком бою удалось взять в плен странного сумрачного немца (Артем Гайдуков).

Коли речь идет о войне, то при всей возможной лирике повествования беда неизбежна. Так и происходит. Вторая часть постановки окрашена совсем в иные тона. Смерти геройские и просто страшные разрушают полудетский мир вчерашних мальчишек и девчонок. Взрослеют даже те, кому и на войну то идти еще совсем рано.

Изобретательно и конструктивно оформление спектакля. Барский дом с колоннами и стенами из огромного количества цинковых ведер заставляет актеров передвигаться по сцене особенно пластично — сооружение то ненадежное. Зритель с первых же минут начинает ждать эффектного разрушения цинковой стенки, ведь раз в первом акте на сцене появилась пирамида из ведер, то….И дожидается. Пионер Марат сжигает дом, чтобы он, заботливо подготовленный под госпиталь, не достался наступающим фашистам.

Зато, заявленный в самом начале «дух барина» на подмостках так и не появился, хотя этого так  желали современные зрители, воспитанные на чудесах! Тем не менее, органике постановки о советских ребятишках, отрицающих вслед за взрослыми все мистическое, такое явление было бы чуждо. Впрочем, и им, тогдашним, тоже очень хотелось взглянуть на таинственное привидение!

Исключительно хороши актерские работы спектакля. Давно известно, что переиграть малышню невозможно. Трое младших актеров театра подтверждают это со всей ответственностью.

Ztco-GtZe4o

Большое актерское будущее с немалой вероятностью обеспечено юному Егору Герчакову. Пионера Марата — маленького сталинца, уже почти партийного чинушу, невозможно не полюбить за его всепроникающую искренность. Мальчик играет совсем по-взрослому, выбирая для рельефности образа такие выразительные краски и эмоции, что вот еще чуть-чуть и все станет слишком и чересчур. Но этого «чуть — чуть» не случается — актер тонко чувствует грани эмоций, на которых  строится поведение его героя.

Порывистая, притворно строгая Клавдия, по-деревенски основательный Тимоха. Сержант Петренко, с акцентом, оправдывающим украинскую фамилию так похожий на тех, чудесных, честных, смелых бойцов из фильмов военных лет.

Милые, разные, с четко очерченными характерами медсестрички и солдатики тоже словно выпорхнули из удивительных стихов и песен сурового лихолетья. Во время войны, действительно много пели. Или это нам кажется? Но почему бы и нет, если именно в лирике стихов и музыки теплился огонек жизни усталых солдатских душ.

Одноименная спектаклю, невероятная песня Булата Шалвовича Окуджавы, исполненная всеми актерами до мурашек на коже красиво и пронзительно, честно вершит действие.

6JReJTxzMoY

Дмитрий Калинин — мастер эффектных концовок — многозначительных, осмысленных, запоминающихся. Герои, живые, узнаваемые, почти осязаемые, вышли из своего давнишнего бытия к нам сегодняшним для того, «чтобы не было войны» и снова исчезли во тьме времен.

«Во — и боле ничего».

Текст Дарья Евдочук

Фотографии предоставлены пресс службой театра

 

comments powered by HyperComments