Вы здесь
Главная > Театр > Жизнь vs смерть// Спектакль «Заполярная правда» Семена Александровского

Жизнь vs смерть// Спектакль «Заполярная правда» Семена Александровского

Что такое жизнь? Как прожить ее правильно? Живем ли мы или впустую растрачиваем данное нам время? Вечные вопросы, на которые так трудно найти ответы. Но все до ужаса упрощается, когда в привычное существование врывается ВИЧ-инфекция… Миллионы вопросов и сомнений сводятся к одному: «Я хочу жить».   Спектакль Семена Александровского «Заполярная правда» как раз об этом. О том, как люди хотят жить, и как им этого не дают окружающие.

z_911d8975

ВИЧ-инфицированные…Что мы чувствуем, когда слышим это слово? Страх, желание уйти, держаться подальше, забыть, не думать об этом? Мы боимся этого слова и открещиваемся от ВИЧ-инфицированных, как от чумы. Для многих из нас они уже не жильцы. Мы будто вычеркиваем их из этой жизни, но все равно боимся, как бы они не потянули нас за собой.  Это довольно суровая реальность, которая была, есть и, видимо, будет. И это реальность людей, которые считают себя «нормальными».

А теперь посмотрим на другую реальность — ту, которую видят те самые инфицированные. Прежде всего, они видят нас, «нормальных людей», стену, которой эти «нормальные» отгородились от них, и страх этих «нормальных». Страх за себя, страх за свою жизнь. Но ВИЧ-инфицированные видят еще кое-что. Они видят время. Они видят, как быстро оно бежит и как мало его остается. А значит, они умеют ценить его, а вместе с тем и то, что их окружает, и тех немногих, кто остался рядом с ними. Парадокс, но именно люди, которые знают, сколько лет (а может, месяцев?) им осталось, живут по-настоящему. Они не стремятся к материальному и не отчаиваются из-за ерунды, не злятся, не обижаются – они не тратят свои силы и нервы на мелочи, которые этого не стоят. Они стремятся провести каждую минуту, как последнюю, а значит – искренне.

И от таких людей открещиваемся мы, «нормальные» люди? Те, которым всегда всего не хватает, которые тратят дни, недели, месяцы, годы на… Да ни на что, просто тратят. И чаще всего впустую. Жизнь. Жизнь они не то, что не ценят, они ее даже не знают. Что такое жизнь знают те, кто стоял или стоит на грани. И они, в отличие от «нормальных», не боятся. Они просто живут — тихо, искренне, по-настоящему. Об этом текст пьесы современного драматурга, известного документальными и остросоциальными пьесами, Юрия Клавдиева. И об этом одноименный спектакль Семена Александровского.

y_14e8ef91

Спектакль по тексту Клавдиева — не представление истории. Это разговор, скорее, монолог всех ВИЧ-инфицированных от лица четырех персонажей. Режиссером выбрана форма вербатима. Черная погруженная в темноту комната, в тусклом свете прожекторов четверо актеров, прислонившихся к трем стенам. Не считая редких перемещений от стен к центру площадки, спектакль построен на статике. Актеры лишь играют с текстом и интонациями. Они, то принимают на себя роли конкретных персонажей – Светы, Марины, Паши, то отстраняются от них, будто передавая их реплики, начиная каждую фразу со слов: «и он сказал…», то меняются ролями, добавляя после каждой фразы: «…сказал Паша». Меняется ритм текста – от беглой читки, до задумчивого проговаривания. Нет единой формы повествования, потому что нет единого человека — их много и это проблема целой группы людей, которая по злой иронии судьбы стала оторванной от всего мира. Перед зрителем конкретная история четырех молодых людей, заразившихся ВИЧ, уставших от презрения и страха окружающих и сбежавших в заброшенный дом, чтобы жить среди «своих», именно жить, а не доживать остаток дней, как предлагают им «нормальные».

Но за этими историями четырех ребят — сотни других историй. Отсюда разделение голосов, отсюда выход из темноты. Перед нами в свете прожектора их четверо, но там, за их спинами, в темноте, стоят другие, такие же, как они. И они тоже живут, не смотря ни на что. Живут, пока их избегают и хоронят раньше времени. И они хотят жить свободно и спокойно. Им не нужна поддержка, им нужно лишь спокойствие и принятие.

Не смотря на острую и болезненную тему, спектакль Александровского не давит ни на жалость, ни на совесть. Режиссер показывает сильных людей, и эта их сила в слове, в улыбке, в спокойствии, в статике. Четыре молодых человека от 20 до 30 – они не забитые, не напуганные, не отчаявшиеся. Они нормальнее нормальных и живее живых. И за это их уважаешь и за это  их не хочешь отпускать. И именно такого отношения заслуживают эти и другие такие ребята.

Текст: Яна Чичина

comments powered by HyperComments