Вы здесь
Главная > Театр > Мы же все хорошие люди // Спектакль «Shoot/ger treasure/repeat

Мы же все хорошие люди // Спектакль «Shoot/ger treasure/repeat

Внезапно возникший из новых и уже проверенных зрителем и временем спектаклей Pop-up театр продолжает свой путь. На очереди спектакль Театра POST «Shoot/Get Treasure/Repeat». Для петербуржцев это спектакль не новый, его успели посмотреть, полюбить и даже отметить петербургской театральной премией «Прорыв». Тем не менее, увидеть эту шестичасовую эпопею о современности получается крайне редко. И сегодняшний показ был поистине долгожданным подарком Pop-up театра.

12038264_971676802875099_8971455391415441390_n

11 сентября, 2001 год — весь мир помнит эту дату. И каждый раз, наткнувшись в интернете или в новостях по ТВ на упоминания о страшных событиях обвала башен-близнецов в Нью-Йорке, с ужасом вспоминаешь об этом снова и снова. С момента катастрофы прошло уже 15 лет, но проблема не иссякла, воспоминания хоть и затуманились, но не стерлись. И люди по-прежнему боятся, по-прежнему не хотят умирать, по-прежнему не хотят видеть своих родных и близких среди убитых.

В 2007 году драматург Марк Равенхилл написал цикл коротких пьес под единым названием «Shoot/Get Treasure/Repeat». На первый взгляд — 16 маленьких жизненных зарисовок длиной в 20 минут каждая. Но в это же время каждая маленькая пьеса — целая жизнь, и жизнь, как конкретного человека, так и человечества в целом. Это свидетельство ужаса, охватившего людей после событий 11 сентября. И свидетельство страха вообще каждой семьи, каждой страны, где идет война, и где подрывают простых людей.

«Зачем вы нас подрываете? Мы же все хорошие люди…», — наперебой задают вопрос голоса из колонок, расставленных по периметру зала во время первой пьесы. Голоса не имеют имен, физического воплощения. Это просто голоса людей, которые хотят жить и хотят жить вне страха. Каждая пьеса очень частная, буквально 20 минут реального времени из жизни обычной семьи, будь то семейный ужин и обсуждение личных проблем или разговор между только что очнувшимся после операции мужчиной и его любовницей. Кое-где герои переходят из одной пьесы в другую. Так, в пьесе «Страх и нищета» муж с женой постоянно упоминают Алекса — своего спящего сына, а в следующей пьесе «Война и мир» Алекс становится главным героем, и вперед выступает его диалог с приснившимся ему солдатом без головы. Переплетающиеся судьбы героев пьес и правда, точно плетут длинную сетку, которая охватывает целый мир. И объединяет этот мир шок и страх, расползающийся с экранов телевизоров по домам и семьям.

1511204_971676806208432_2436817122301539455_n

За эту пьесу в 2007 году взялись режиссеры Дмитрий Волкострелов, Семен Александровский и Александр Вартанов. Для постановки они выбрали единственную верную форму повествования – не игру, а рассказ-представление. Это спектакль-диалог, спектакль-экспозиция, спектакль-хроника. Три зала, в каждом из которых параллельно идут три разные пьесы. Зритель сам выбирает, что и в какой последовательности ему смотреть. А группа актеров лишь передает текст. Не играет, а именно передает. Одинаково одетые в черные брюки, конверсы и белые футболки с названием спектакля на принте, они произносят текст с максимально схожей, ровной и холодной интонацией. Эта особая форма подачи текста не через интонацию и движение, а через статику и равномерность, часто встречающаяся в спектаклях Волкострелова и Александровского, в данном случае создает ощущение перфоманса, или даже выставки. В спектакле текст, точно предлагается зрителю на обозрение — голый, обезличенный, не наделенный эмоциональной окраской, не относящийся строго к конкретному человеку. Как турист, гуляющий по Эрмитажу, сам решает, в какой зал ему зайти сначала, а в какой потом, так и зритель спектакля «Shoot/get treasure/repeat» располагает подобной же свободой — ему не навязывают ни куда идти, ни что думать; характеры героев, их внешность, их привычки – все это предоставляется дофантазировать зрителю. Текст выноситься на обозрение, как картина на стене выставочного зала. А дальше – кто что увидит, кто что услышит.

Режиссеры играют с соотношением текста и картинки. Текст то воспроизводится через колонки, то через наушники, то идет бегущей строкой по стене. Изображение дается чаще всего сразу в двух плоскостях: в режиме реального времени, когда актеры находятся прямо перед зрителем, и, одновременно с этим, через камеры — с трансляцией на экране телевизоров или видео-проекцией на стене. Сбивающая изначально, подобная форма быстро становится привычной. Ведь современный человек  обычно и воспринимает мир в двух реальностях: прямо перед собой и через экран многочисленных гаджетов.

И за этими картинками и звуками – сотни историй: мать, потерявшая связь с сыном и узнавшая, что его убили из сводки новостей, муж и жена, уже не знающие как еще обезопасить своего ребенка, любящая девушка, желающая оградить своего любимого человека от страшной информации. Каждые 20 минут переходя из зала в зал и смотря новую историю, кажется, что идешь по улице мимо ряда домов и слышишь обрывки разговоров совершенно разных людей. Но все эти услышанные обрывки складываются в одну длинную историю, которую слушать довольно страшно, а вдумываться в которую еще страшнее.

Все истории – это взгляд на современную цивилизацию, находящуюся в вечном состоянии войны. Взгляд изнутри глазами людей, которые все время говорят о безопасности, рядом с которыми всегда солдаты, вокруг которых взрывают и убивают,  которых буквально окружают новые и новые сводки новостей об очередных терактах и смертях.

И не смотря на то, что источником страха этих людей стали события 11 сентября, приходит осознание того, что с тех пор ничего не изменилось, и что сегодня люди продолжают испытывать тот же страх, что и тогда, что слово «демократия» не значит ровным счетом ничего, и что безопасности, которая так нужна каждому, на этой земли просто не найти.

Текст: Яна Чичина

comments powered by HyperComments