Вы здесь
Главная > Кино > «Золотой мальчик»: не всё то золото, что блестит

«Золотой мальчик»: не всё то золото, что блестит

Итальянская лента «Золотой мальчик» (итал. Un ragazzo d’oro) добралась до российского зрителя почти с годовой задержкой. Награда за лучший сценарий на Монреальском международном фестивале, интригующая аннотация, имя Шерон Стоун в списке актеров — всё это пробуждает в потенциальном зрителе самые лучшие ожидания… 1Существование копирайтера Давиде (Рикардо Скамарчио) далеко от «сладкой жизни». Он ненавидит своего отца, сценариста популярных легкомысленных комедий, а девушку изводит ревностью к её бывшему мужчине. Работа ему тоже не совсем по нраву — он мечтает стать писателем и безуспешно обивает пороги издательств, пытаясь опубликовать свои рассказы. Кроме того, и душевное состояние Давиде далеко от нормы, а прописанные психотерапевтом препараты притупляют его главную конкурентную способность — воображение. 2Жизнь Давиде резко меняется после внезапной гибели отца. На похоронах он встречает красавицу Людовику (Шерон Стоун), главу издательства, некогда весьма близко знавшую покойного. Давиде соглашается найти на отцовском компьютере файл с его мемуарами и передать ей для публикации. Однако на жестком диске автобиографии не оказывается. Зато Давиде находит то, что в корне меняет его представление об отце. Воодушевленный новым видением, Давиде выбрасывает свои таблетки, запирается в отцовском кабинете и начинает труд над его мемуарами… Рассказанная в фильме история интересна и необычна. По сути это хроника дрейфа главного героя по направлению к безумию и, одновременно, единению со своим отцом. Однако воплощение этого сюжета далеко от идеала.

Львиная доля бюджета фильма, как упоминает режиссер, ушла на гонорар и исполнение различных прихотей царицы местного каста — Шерон Стоун (к слову, её героиня, хотя и играет ключевую роль в сюжете, проводит на экране от силы минут пятнадцать). Соответственно на прочие составляющие ленты осталось не так много средств. Потому многие сцены производят излишне камерное, чуть ли не сериальное впечатление. Другие просто нелепы и смешны — взять хотя бы дотошно показанные попытки героя подобрать пароль к отцовскому компьютеру, или то, как он непостижимым образом умудряется провести в туалете всю премьеру нового фильма по сценарию отца. Немалой долей неуместного веселья мы обязаны и выходкам Давиде, конфликтующего со всеми, кто ему чем-либо досадил — хотя тут отчасти стоит благодарить актера дубляжа, выбравшего для хулительных реплик героя недостаточно серьезную интонацию.4Стоит, однако, отдать должное и некоторым достоинствам ленты. Это, главным образом, игра Скамарчио, создавшего убедительный образ социопата и мизантропа. Стоун большую часть времени просто улыбается — отведенное её героине место в сюжете не дает возможности размахнуться на что-то большее. Можно отметить и жанровое своеобразие картины — благодаря подразумеваемым секретам из прошлого отца Давиде, декорациям и прогрессирующему безумию главного героя эта драма приобретает некий оттенок триллера.5Несмотря на большой опыт, режиссеру Пупи Аватти не удалось должным образом развить затронутые в сценарии (который он, кстати, написал совместно со своим сыном) интересные и благодарные темы. Внутренние метаморфозы героя, перемена его отношения к отцу, путь к безумию показаны недостаточно рельефно и убедительно. А потому «Золотой мальчик» в лучшем случае оказывается всего лишь позолоченным.

                                                                                                      Текст: Егор Афонин

comments powered by HyperComments