Вы здесь
Главная > Кино > «Атлантида Русского Севера»: радость и печаль возле Онеги

«Атлантида Русского Севера»: радость и печаль возле Онеги

В середине июля 2014 года группа из четырех человек отправилась в поездку по Архангельской и Вологодской областям, чтобы снять документальный фильм о современном русском Севере. Через год лента, чье создание и постпродакшн были полностью профинансированы за счет краудфандинга, выходит в широкий прокат.1Со старинными деревянными храмами, подобными тому, что красуется на постере ленты, сценарист фильма Глеб Кузнецов был знаком по работе в «Веренице», одной из волонтерских организаций, занимающейся восстановлением церквей русского Севера. Вначале у Глеба родилась задумка снять фильм именно о волонтерах — местных жителях и горожанах, верующих и атеистах, реставрирующих уцелевшие памятники деревянного зодчества, которые государство предпочло объявить объектами культурно-исторического наследия и забыть. Однако режиссер Софья Горленко предложила раскрыть в фильме более широкую тему. Какую, создатели, по собственным словам, в начале поездки в точности и сами не знали.2В течение месяца команда, к которой также присоединились оператор Даниил Сальхов и звукооператор Сергей Корнеев, отсняла около 50 часов материала. Спонсорское и личное оборудование (наподобие октокоптера — мини-вертолета с камерой) впервые позволили снять деревянные церкви и местные пейзажи так качественно и под такими ракурсами. В ходе постпродакшена лента обрела хронометраж в 84 минут и саундтрек от композитора Марата Файзуллина, музыкантов Сергея Старостина, Татьяны Калмыковой и Бориса Гребенщикова.4Фильм, за исключением пары строчек в начале, полностью лишен авторского комментария. В кадре говорят, поют, вспоминают былое и размышляют о настоящем только герои фильма. Перед зрителем появляются дауншифтеры, переехавшие жить и работать в деревню, юноши, осматривающие брошенные давным-давно избы в поисках экспонатов для музея, старушки-щебетушки из ансамбля народной песни, местные, приезжие волонтеры, множество других лиц. И, конечно, пейзажи и церкви.3Один из персонажей фильма называет эти церкви «аванпостами, маяками» традиционной русской культуры. Другой оптимистично предполагает, что если всё-таки восстановить уцелевшие храмы, то и люди потянутся вспять, а покинутые деревни вновь оживут. Третий задумывается, что станет, если позволить им сгинуть — и отвечает, что тогда на этой земле уже не будет никакого следа и напоминания о том, что здесь жили русские люди, и их — нас — здесь держать будет совсем нечему.аааВ одном из интервью создатели называют свой фильм «философским исследованием на материале русского Севера». В самом деле, это кино — не столько о современном состоянии деревянных церквей и традиционной культуры региона. «Атлантида» — о памяти, о сохранении связи со своими предками и общей историей. Уехавшая из Петербурга пара, чей младенец качается в старинной люльке в вековом деревенском доме; батюшка, выбравший духовную стезю по примеру умершего в лагере деда; волонтеры, проводящие лето на лесах, опоясавших покосившуюся колокольню со снятым крестом — все они чувствуют тягу хранить то, что унаследовано ими от предыдущих поколений. «Пустота в душе и бегство от себя» — эти слова, сказанные одним из северян об отсутствии Бога в человеке, вполне применимы и к тем, кто не силится помнить.5Несмотря на серьезность и, увы, актуальность этой темы, а также удручающие кадры храмов (стоит отметить, что не подлежащие восстановлению церкви, по сути — развалины, которых на Севере очень много, в фильме не показаны) и покинутых домов, фильм по просмотру оставляет светлое впечатление.6Дело не только в яркой, летней картинке и спокойном фолк-саундтреке. Надежду в то, что Север выстоит, вселяют люди, предпочитающие «не скулить, а делать». Понятное дело, что в кадре появляются не случайные личности — но, как признаются создатели фильма, «чернухи и безобразного уныния на Севере нет». А есть ответы на многие вопросы. Надеюсь, я не буду одинок и многие также найдут их во время сеанса.

Текст: Егор Афонин

 

Добавить комментарий