Вы здесь
Главная > Театр > «Наивное искусство в своем апогее» // Моноспектакль Евгения Гришковца «Шепот Сердца»

«Наивное искусство в своем апогее» // Моноспектакль Евгения Гришковца «Шепот Сердца»

В театральном центре СТД РФ «На Страстном» в Москве прошел моноспектакль Евгения Гришковца «Шепот Сердца». Герои Гришковца, как правило, состоявшиеся люди, у которых есть все, что положено иметь: хорошая работа, высокая должность, любящая семья, верные друзья и так далее. Но всегда существует большое «но» — персонажи Гришковца несчастны, при этом не знают, почему; им плохо повсюду и всегда. Идея депрессия в счастье перекочевала и в новую работу Евгения.

Евгений Гришковец

Кто такой Евгений Гришковец? Писатель? Драматург? Режиссер? Актер? Вопрос, которым очень легко задаться, если вы хоть раз слышали имя Гришковца, видели его спектакли или читали его произведения. Мужчина средних лет, несуразный, небритый, не очень красивый, но обворожительный. Гришковец по-детски наивен и инфантилен: эта черта является лейтмотивом почти всего его творчества. Секрет успеха, простой и очевидный, как и сам его обладатель. Не остается сомнений в том, что Евгений Гришковец — настоящий художник.

Работа, которая должна была стать новаторской — в данном случае несчастен не просто персонаж, даже не человек, несчастен внутренний орган — человеческое сердце. Сердце — детский и простой образ, который складывается на протяжении всей жизни, то ли как предмет банального описания тех или иных чувств, которые мы испытываем, то ли как основного органа, который прокладывает нам дорогу на жизненном пути. В «Шепоте Сердца» оно наделяется серьезным, взрослым монологом, сталкивая романтизм с повседневностью. К тому же сам процесс «слушания», который для большинства подразумевает общение с метафизическим Богом, живущим в нас, рассматривается как исключительно физиологическое действие. Позитивист Гришковец, бесконечно занятый превознесением простых вещей, на этот раз будто делает шаг назад в своей борьбе с критиками, обвиняющими художника в беспредельной и беспечной радостности. Гришковец в роли «Сердца» будто нарочно обедняет как сам образ органа, так и его функции, при этом особо не объясняя необходимость подобной формы в контексте спектакля.

Евгений Гришковец

С момента премьеры моноспектакля (1 марта 2015 года) в партитуре появились дополнительные 17 минут текста, очень наглядно показывающие, как изменился постановочный стиль со времен самых первых работ Евгения Валерьевича. Ныне уверенный в себе автор не боится быть монотонным; он сводит изобразительные средства до минимума, дав понять, что в данном контексте важна последовательность размышлений драматурга-актера. Режиссерский язык также лаконичен, видно, насколько тяжелым трудом является редакция пьесы для моноспектакля, когда режиссер, драматург и исполнитель роли — одно лицо. В этом деле очень важно держать равновесие между тремя факторами: действенностью на сцене, развитием мысли персонажа и уместным оправданием текста монолога.

«Шепот Сердца» цикличен в плане мизансцен, практически полностью исполнен на единственной эмоции, бездейственен и многословен. Он больше напоминает читку пьесы, которую можно было бы сократить вдвое, не потеряв при этом смысл, нежели режиссерски осмысленный монолог. Он наглядно показывает преимущества молодых театральных авторов, щепетильно и подробно разрабатывающих свои творения, черпающих энергию для этого из критики, обрушенной на них, над уже окончательно сформировавшимися и уверенными в себе художниками.

Евгений Гришковец

В своей новой работе Гришковец стремится развенчать устойчивый стереотип, сложившийся у нас о работе человеческого сердца и о том, что оно хочет нам сказать. Этот спектакль заставляет зрителя изменить свои взгляды, перестать перекладывать ответственность за свое существование на плечи умозрительных и неосязаемых символов, таких как Бог, Судьба, Душа или в данном случае Сердце. Чтобы мы шли по жизни самостоятельно. Потому что это того стоит.

Текст: Гриша Левченко
Фото: KudaGo, 1Ul

comments powered by HyperComments