Вы здесь
Главная > Театр > Одиночество в большом городе // Спектакль «Город. Женитьба. Гоголь»

Одиночество в большом городе // Спектакль «Город. Женитьба. Гоголь»

В московском театре им. Вахтангова месяц назад прошла премьера спектакля «Бег» Юрия Бутусова, в Санкт-Петербурге уже готова его новая постановка – «Город. Женитьба. Гоголь» на сцене Театра им. Ленсовета. В спектакле заняты любимые артисты Петербурга – Сергей Мигицко, Александр Новиков, Анна Ковальчук, Сергей Перегудов.

watermark (5)Гоголевская «Женитьба» всем давно знакомая комедия с забавными персонажами и ситуациями, вызывающими в животе смех до коликов. Но Бутусов отказывается от привычной трактовки этой пьесы и делает совершенно неожиданную постановку, как по отношению к материалу, так и по отношению к его собственному режиссерскому стилю. Практически отказавшись от клоунады и комедийности, он оставляет психологизм, романтику и мистицизм.

Режиссер окутывает героя загадочно холодным и бесконечным Петербургом. Причем, наш это город или времен Гоголя – остается не ясным. watermark (6)Вроде костюмы нашего времени, и фотоаппараты в руках персонажей последних моделей, но воздух в спектакле не современный, а гоголевский. Дело не в оригинальном тексте, а в его подаче: нет динамики, того бешеного ритма, свойственного нашим дням. Весь спектакль идет размеренно и спокойно, иной раз кажется, даже слишком медленно. В этой медлительности и чувствуется далекие времена прошлого.

Тем не менее, темой спектакля стал не гоголевский сюжет. В центре истории – одинокий человек, который не может справиться со своими желаниями, он не в состоянии даже найти силы, чтобы осуществить свои мечты. Все действие происходит в Петербурге, и огромный город буквально поглощает героя. Город – это все его окружение: закрытые черным колосники, слегка наклоненный в зал планшет сцены и маленький человек в центре этой черной бесконечной пустоты.

Не только Подколесин, но и все герои в этом пустом, кажется, пространстве выглядят как маленькие фарфоровые фигурки. Тема «кукольности», некой «статуэтчатости» проходит через весь спектакль. Герои то танцуют механическими движениями (танец Кочкарева и тетки), то замирают в одной позе, точно превратившись в скульптурную композицию.

watermark (8)

В музыкальном плане режиссер остался верен себе. Однако в отличие от предыдущих спектаклей («Макбет.Кино», «Три сестры», «Все мы прекрасные люди»), в «Женитьбе» музыкальные сцены не создают ни контраст, ни кульминацию, а наоборот плавно и тонко продолжают действие, сохраняя заданный темп. У бутусовских персонажей нет той опоры в музыке или танце, где они могли бы без слов рассказать о себе, поэтому они кажутся такими  беззащитными.

Тема одинокого человека особенно ощутима в спектакле: на сцене практически ничего нет, и герои существуют в этой бесконечности. Трио женихов – Яичница (Сергей Мигицко), Жевакин (Александр Новиков) и Анучкин (Евгений Филатов) – это сосредоточение легкого, казалось, даже импровизационного комизма, который выражается то через красные клоунские носы, watermark (10)то через интермедийные песни. В этой троице кроется трагедия каждого из героев.

В это же время акцент на несостоявшееся счастье Агафьи Тихоновны (Анна Ковальчук) отсутствует. Нежная и то ли напуганная, то ли растерянная Агафья возникает на сцене как тень, и так же незаметно покидает ее. В ней нет мук сомнения, нет переживаний, нет желания бежать от одиночества. Она тиха и застенчива. Она будто плывет по течению, не предпринимая усилий, не делая попыток что-то изменить.

Наиболее остро одиночество читается в главном герое – Подколесине (Олег Федоров), даже скорее в дуэте с предприимчивым Кочкаревым (Сергей Перегудов). На фоне напористого, активного и комически самоуверенного Кочкарева Подколесин кажется еще более смущенным. С появлением Кочкарева он будто бы еще больше вжимает в себя плечи, сутулится и как-то по-детски суетится, топчась на одном. Подколесин одинок – это предопределено его судьбой. Он не в силах это изменить, поэтому чрезмерная опека Кочкарева остается безрезультатной, и Подколесин сбегает. Но он сбегает не от одиночества, а наоборот – к нему.

watermark (9)

Одиночество как мучение, и одиночество как спасение. Все это в одном городе в одном человеке –  в этом трагизм бутусовского спектакля.

Текст: Яна Чичина
Фото предоставлены пресс-службой театра

comments powered by HyperComments