Вы здесь
Главная > Театр > «А я мир. А мир не я» // Спектакль «Хармс.Мыр»

«А я мир. А мир не я» // Спектакль «Хармс.Мыр»

27 мая в Гоголь-центре состоялась премьера спектакля «Хармс.Мыр» по произведениям Даниила Хармса молодого петербургского режиссера Максим Диденко. О новой работе он говорит: «Мне очень нравится мысль Наума Клеймана о том, что  искусство, в отличие от науки, рассматривает мир не по частям, а целиком. И миссия искусства – вернуть человеку архаичное целостное восприятие мира».

5708f8f0f0d368eb75474ba085a0db55

Даниил Хармс – фигура неоднозначная. В годы жизни он совершенно не публиковался, если не считать произведения для детей, но как утверждает исследовательница его творчества Анна Герасимова, она же Умка: «Если бы им (Хармсу — прим. Авт.) давали спокойно делать то, что они хотели делать, нет никакого сомнения, что они не стали бы ничего делать для детей, это быль лишь способ спастись».

Хармс в своих произведениях описывал привычные для всех места, будь то простая комната или улица, наполнял их самыми обычными людьми и предметами,  использовал доступный язык, но при этом давал этому весьма абсурдное наполнение. Таким образом, писатель пытался разоблачить сложившиеся системы и вскрывать абсурдность окружающего мира. Максим Диденко же пошел от обратного: он взял знакомые тексты и поместил их в абсолютно иную реальность. В его постановке нет обыкновенных локаций или действующих лиц. Актеры с клоунским гримом и в яркой одежде. На сцене декорации, которые то существуют по отдельности, то вместе складываются в совершенно неожиданную новую форму. Используя одни и те же предметы в разных зарисовках, режиссер создает общую картину того самого «Мыра».

b56a7ee3e7c60f5ae650c8f11269e888

Тексты Хармса в руках Диденко складываются в единую картину, появляется связь, которая открывает новый ракурс на творчество знаменитого писателя. Режиссер создает достаточно прослеживаемый сюжет и четких главных героев. Диденко работал не с самым легким материалом и для того, чтобы получить из отдельных частей целое, он использовал много интереснейших приемов. Он дробит оригинальные тексты, и внутри цельного произведения возникают новые. Актеры, которые играют персонажей разных произведений Хармса, связывают их в единую постановку.

Общее художественное оформление сцены потрясают своим исполнением. Мир спектакля заключаются в тесные рамки, помещается в замкнутую форму пустой комнаты, но каждый раз это пространство изменяется, и замкнутое пространство обретает безграничность и многогранность. Мотив поиска новых плоскостей на сцене подан крайне интересно.

Произведения Хармса для детей подаются как трагедия, а драматичные как комедия. Персонажи кажутся не настоящими, они уверенно шагают как по стенам, так и по потолку, иногда и вовсе парят в воздухе. Но при этом, находясь в водовороте абсурдного, актеры имеют четкие характеры и яркие образы. В нереальном мире авангардные тексты Хармса обретают земной и понятный каждому смысл. Четко прослеживаются рассуждения о жизни и смерти, о месте в этом мире человека и многие другие темы.

71d98d34e6b2e1344389b61c80bcd23e

Сама постановка наполнена песнями, прекрасно исполненными труппой гоголевского театра. Не секрет, что произведения Хармса достаточно широко повлияли на культуру нашей страны в целом и частично на русский рок. Исследователи творчества Хармса прослеживают его влияние на таких людей как Борис Гребенщиков, Вячеслав Бутусов и Анатолий Гуницкий. Спектакль сопровождается живой музыкой, что только придает динамику и живость постановке.

Диденко не забывает и о юморе, присущем Даниилу Хармсу. Ведь не в последнюю очередь писатель полюбился публике своим прекрасным чувством юмора, который витает в его произведениях. Постоянную иронию Хармса над Пушкиным и Гоголем режиссер прекрасно реализует, давая передышку и разряжая обстановку смехом.

82cc568a7c554476fd08620c8a7f4217

Спектакль вышел ярким и динамичным. Соблюдая тонкую грань между комедией и трагедией, Диденко показал свое видение Хармса, которое дает некоторым произведениям дополнительный объем, а зачастую и вовсе новый смысл. Режиссер использовал тот же прием, что и сам Хармс: он создал абсурдный мир, который выворачивает и разрушает привычные формы, показывая тем самым нелогичность и дикость реальности.

Текст: Даниил Замешаев
Фото предоставлены пресс-службой театра

comments powered by HyperComments