Вы здесь
Главная > Около > Когда вырасту – буду такой же, как Вуди Аллен, только несмешной

Когда вырасту – буду такой же, как Вуди Аллен, только несмешной

В лучшем книжном магазине  города «Подписные издания» 28 марта состоялась презентация книги Ивана Колпакова «Мы проиграли». Автор рассказал собравшимся, как это — быть журналистом в сегодняшней России, если ты приличный человек.

Книга «Дорогая редакция, подлинная история Ленты.ру» до сих пор находится на пике популярности и отлично продаётся, её успели растащить на цитаты, а на одном из петербургских Ресторанных дней блюда были названы «по мотивам» произведения. Мы прочитали её, чтобы узнать и вспомнить (кому как повезло) о той Ленте, которой больше никогда не будет. Одним из авторов книги, а также редактором-составителем был Иван Колпаков, в прошлом – руководитель отдела спецкоров Ленты. В конце марта в «Подписных изданиях» прошла презентация новой книги Ивана. Автор был рад оказаться в Петербурге, так как «страшно соскучился по Россиюшке».

В отличии от нашумевшей «Дорогой редакции», «Мы проиграли» – произведение глубоко личное; в ней автор рассказал о тех переживаниях и вопросах, которые заботили его в 24 года (книга написана в 2007-м). В качестве примера можно привести вот такой отрывок «диалога» писателя с матерью по поводу того, почему мы так любим кофейни: «Понимаешь, мама, я и сам уже ничего не понимаю. Наверное, всё большее число жителей нашего города могут позволить себе изысканные сорта кофе и редкие чаи, понимаешь, мама».

Впрочем, презентация книги превратилась в беседу о том, «что будет с Родиной и с нами», а также с журналистикой и свободой слова в России. Первый вопрос задал ведущий Николай Солодников:

— Такой тишины и такого аутизма (в хорошем смысле), как в редакции «Медузы», я не видел нигде. Стала ли «Медуза» настоящей преемницей «Ленты», или это другое СМИ?

— Мы ужасно не хотели делать Ленту.ру 2.0. Но обстоятельства были за нас. Во-первых, у нас не было денег, равно как и возможности держать большой штат на 60-70 редакторов и журналистов. Во-вторых, грохнулся медийный рынок, всё рушилось, и степень нашей паранойи достигла пика. Нам казалось, что сделать в таких условиях новый проект нереально. Тогда мы и пришли к тому, что делать новое СМИ нужно не в Москве, так как там не было ощущения безопасности. Не в том смысле, что начнутся «маски-шоу», хотя такое тоже возможно. Но взять хотя бы историю с телеканалом «Дождь» — это может произойти с кем угодно. Было интересно, можно ли сделать медиа про Россию не из России, и при этом не превратить его в эмигрантскую прессу? Тяжелых обстоятельств было так много, что пришлось построить совершенно новую вещь. Основав Медузу, мы первые два месяца были в ужасе от того, что сделали, и вспоминали Ленту.ру только добрыми словами: «А вот у нас в Ленте было не так». Но потом стало понятно, что мы — я, Красильщик и Тимченко — придумали что-то крутое, сделали всё с нуля правильно. А вторая «Лента» у нас никогда бы не получилась.

— Леонид Парфёнов недавно задал журналистам вопрос: «Для кого вы работаете? Может быть, сами для себя? Аудитории, которой нужна профессиональная, независимая журналистика, сейчас просто нет». Для тебя такой вопрос существует?

— Запрос общества на общественные медиа скоро вырастет, и не хотелось бы остаться у разбитого корыта. Нужны будут люди, увлеченные медиа, сохранившие себя в профессии, работавшие в остатках независимых СМИ. А сейчас российская журналистская тусовка подвержена пораженческим мыслям, и переживает тяжелейший распад. Мы, уехав в Ригу, от этого избавились. Чтобы делать медиа хорошо, нужно быть жизнерадостным идиотом. В любые времена, а в эти стрёмные – особенно. Когда я смотрю на статистику посещения сайта «Медуза» (а делаю я это часто), то вижу, что мы пишем новости не для себя. Поэтому высказывание Леонида Парфёнова я серьезно воспринимать не могу.

— Считаете ли вы, что к весне 2015 года люди настолько устали от ненависти, что стали готовы к диалогу?

— Я не вижу, что люди устали от ненависти, это довольно приятное чувство, которому российский народ подвержен. Я не ощущаю никаких общественных процессов, разряжающих атмосферу ненависти. Безусловно, есть довольно большое количество симпатичных людей, которые делают свои проекты, например, «Arzamas*» или интернет-газета «Бумага», помогают друг другу, собирают деньги в условиях экономического кризиса. Но это всё не меняет ситуацию в целом.

*Arzamas – образовательный некоммерческий проект бывшего главреда журнала «Большой город» Филиппа Дзядко, включающий авторские лекции по гуманитарным дисциплинам.

— Что делать журналистам в России?

— И в Ленте, и в Медузе я получал множество писем от раскаивающихся сотрудников Livenews, которые пишут: «Я там проработал два с половиной года, сил моих больше нет». Столько говна съесть просто невозможно – человека должно разорвать от этого. Уж лучше не работать где попало, а честно закрыть для себя эту историю и заниматься чем-то другим. В России никогда не было такого крутого образовательного проекта, как Arzamas, потому что там работают лучшие журналисты Москвы. Они отрабатывают сегодняшнюю повестку лучше, чем половина русских СМИ. Но, когда климат немного потеплеет, появится много новых крутых проектов (не таких крутых, конечно, как Лента и Медуза), и конкуренция будет высокой.

В финале мероприятия наступило заветное время автографов на книге «Мы проиграли». Я тихо спросила Ивана Колпакова: «Какова основная идея вашей книги?». «Разговоры молодых людей о времени и о себе» — ответил автор.

Текст Алла Игнатенко

Изображения взяты из открытых источников

Добавить комментарий