Вы здесь
Главная > Театр > Классическая «Варшавская мелодия»

Классическая «Варшавская мелодия»

В Петербурге у пьесы Л. Зорина «Варшавская мелодия» своя длинная театральная история: в 1969 году Игорь Владимиров в Театре им. Ленсовета выпустил спектакль с Алисой Фрейндлих и Леонидом Дьячковым в главных ролях. В 2008 году в МДТ состоялась премьера с Уршулой Малкой и Данилой Козловским. Сегодня спектакль идет еще в нескольких театрах города, среди них — Интерьерный театр, где постановку осуществил молодой режиссер Дмитрий Павлов.  DSC_0359

«Варшавская мелодия» — пьеса о паре влюбленных, чьи судьбы были разбиты советским законом, запрещающим жениться на иностранках, сегодня, казалось бы, потеряла свою злободневность.  Закона такого уже никто не помнит. Но, что удивительно, пьеса живет, и ее продолжают активно ставить театры. Закономерный вопрос — почему? А потому что конфликт вечен: плыть по течению, подчиняться обстоятельствам или отстаивать свое право на счастье, бороться до конца? Виктор (злая ирония имени «победитель») выбирает первый путь, а хрупкая девушка Геля остается верной своей любви и проносит ее через всю жизнь…

Есть у пьесы и другой секрет: поставить ее на двоих практически невозможно. Всегда в более выгодном положении будут исполнительница роли Гелены. Во-первых, потому что эта роль в отличие от роли Виктора — солирующая. Геля много говорит, живо реагирует на происходящее, острее шутит, острее любит, и как следствие этого — симпатии зрителя на ее стороне. Спектакль Интерьерного театра не стал исключением: бенефис Анастасии Саловой, играющей Гелену, — роль, длинною в жизнь, психологически точно выведена актрисой. Сперва появляется перед зрителем Геля-студентка — хрупкая, тонкая, красивая девушка в скромном синеньком платье. Постепенно проявляется (буквально как фотоснимок) ее характер, озорной, мечтательный, смешливый. Ее реакции очень непосредственны, тут, конечно, большую роль сыграла актерская органика Саловой. Даже акцент не кажется сымитированным!DSCF7301777

Спектакль, как и пьеса, состоит из трех частей, между которыми проходит по десять лет. Во второй части, мы встречаем Гелену уже в статусе известной польской певицы. Она держится с королевским достоинством на публике, исполняет трагедию своей любви в песне один на один со зрительным залом Сказать «браво»  недостаточно! Это по-настоящему сильный момент в спектакле. Не скрывает она своих чувств и от Виктора, который уже давно женат, да она и сама замужем: «Хочешь, Витек, я тебя развеселю? Я все еще тебя люблю!» Такой откровенности не будет через десять лет. Последняя встреча героев — в гримерке, в антракте концерта Гелены.  На протяжении всей финальной части кажется, что чувства ее уже перегорели, все выхолощено — ничего не осталось, только рабочая концертная суета. Гелена теперь настоящая «звезда» и ведет себя подобающе. Раздражается на помощников, досадует, что не успела отдохнуть. И только в самом финале, перед уходом Виктора, она небрежно роняет свое предложение о встрече и записывает для него свой адрес и телефон. Она все еще любит или уже нет — жизнь все перемолола? Для ответа на этот вопрос режиссер дает не заключительную бенефисную песню Гелены, которая бы означала «любит», а флеш-бэк — начальную мизансцену спектакля, где Геля и Виктор сидят на концерте в консерватории, как бы напоминая о прежней лавине искренних чувств и говоря: того, что было уже не вернуть, и жизнь прожить заново с выбранной точки тоже нельзя.

петербург2
Режиссер Дмитрий Павлов

Виктор Александра Мицкевича не столь радикально, как Геля, меняется в спектакле. Он с самого начала кажется человеком импульса, который внезапно возникает и очень быстро угасает. Этот импульс побуждает его познакомиться с Геленой, а дальше герой уже идет за ней как на буксире. Перед нами разительный контраст активного женского и пассивного мужского начала — от этого какая-то особая трагичность спектакля.

В спектакле Дмитрия Павлова все держится на актерах, и это с одной стороны правильно, потому что история мелодраматическая — про любовь, страдания, несостоявшееся счастье. О чувствах говорить, не опираясь на актеров, можно, но весьма неэффективно. В этом смысле перед нами живой театр: «Варшавская мелодия» Интерьерного театра для тех, кто пришел сопереживать. Другое дело, что режиссер ведет актеров вдоль по хрестоматийному тексту, строго следуя его букве, как подстрочник, отсюда — отсутствие новизны восприятия и какого-то драйва. Перед нами классика жанра и классика прочтения.

Текст: Татьяна Булыгина

Фото предоставлены пресс-службой театр

comments powered by HyperComments