Вы здесь
Главная > Около > Что останется после нас, после 101?

Что останется после нас, после 101?

12 апреля в заключительной части эпопеи перфомансов Фестиваля 101, показательно повествующего о поэтике цифровых технологий, можно было ощутить энергетику искусства, создаваемого с помощью двоичного кода, а также его влияние на сознание и подсознание.

Чуть позднее семи часов вечера, в приятной библиотечной галерее Ленинград центра, были представлены видеопоэтические истории из трилогии «Катастрофы» (Родерик Кувер, Скотт Реттберг, США). Это рассказы в форме диалогов переживших стихийные бедствия людей под плавно идущий видеоряд, включающий в себя  зарисовки бушующего океана, метели, панораму Бергена и «бегающую» лупу по экрану, через которую можно было разглядеть элементы природных катастроф.

Первая часть трилогии “Норвежское цунами” и вторая – “Кошки и крысы” были на английском языке, а третья часть – “Последний вулкан”, единственная, в которой были русские субтитры. Тем не менее, психологическое давление, передающееся через воспоминания о катастрофах, проявлялось от каждого рассказа. Все, кто находился в зале, молчаливо погрузились в чужой сон. Каждый из трех героев смог буквально в двух строках настолько душераздирающе описать произошедшее в их прошлом, что возник эффект присутствия в момент стихийного бедствия.

Как можно оставаться невозмутимым, когда ты слышишь подрагивающий голос женщины, вспоминающей о времени, что превратило ее детство в кошмар – эпидемии чумы,  не оставляющей надежды? Тех моментов памяти, когда девушка, имевшая дома котов, считалась ведьмой, несмотря на то, что именно семейство кошачьих спасало людей от крыс и заразы, и, соответственно, неминуемой гибели? Мощный отпечаток от просмотра оставил рассказ и про природного дьявола – извергнувшийся в Бергене вулкан, который погрузил город в огненный мрак, заполненный до краев духотой, запахом серы и гнилого мяса прокаженных. Он уничтожил город на 90% и превратил его в летнее царство безысходности и смерти с небом, покрытым ржавчиной. Эти истории они будут повторять вновь и вновь.

После перерыва, данного на осмысление трилогии, в восемь вечера начался саундпоэтический перфоманс Дэниэла О’Доннел Смита (Moscow Youth Cult), исследующего код машин. Сначала он прочитал стихи (за ним следом переводила Яна Щебакина), а далее погрузил пространство в пост рок. Удивительная экспериментальная музыка в сочетании с видеозаставкой, где каждый кадр периодически распадался на пиксели, «зависал» и зеркально отражался как бы в другом измерении. Высокотехнологическое искусство, понятно не каждому, однако от того оно, может, и становится столь интересным. Ты можешь думать, разгадывать смысл, который автор пытается донести через «01 00 001 1», или же найти свой.

Завершился фестиваль вдохновенным прочтением книги Владимира Светлова «Б/У» самим автором под аккомпанемент пианиста Андрея Эйгуса (текст-группа «Орбита»). Это был безмятежный остров, где лиричный поэтический свет озарил пришедших и поставил своего рода точку в мероприятии, обозначив тему перфомансов  – «Что останется после нас, после 101?». Ведь цифровые технологии – это язык настоящего времени, это мы.

 

Ксения Домакиди
фото Ксения Домакиди

comments powered by HyperComments