Вы здесь
Главная > Театр > ЖЖ как диагноз

ЖЖ как диагноз

Московский театр «Открытая сцена» предоставил свои подмостки небезызвестному блогеру Сергею, выступающему в ЖЖ под ником «noname 373». Впрочем, сам антагонист не очень-то спешил на премьеру и, согласно блогу, в это время радостно «бухал в кафе».B4xFzGpxTLY

Петербургский режиссер Михаил Патласов, обладатель «Золотой маски» 2013 за спектакль «Антитела», работает в жанре театральной документалистики и за основу своего творчества обычно берет саму жизнь. Новый проект «Noname» базируется на ежедневных дневниковых откровениях человека с сознанием, незамутненным интеллектом.

Прочитать блог может каждый. Сергей с обезоруживающей наивностью постит свои нехитрые повседневные занятия: поел, поспал, сходил в магазин, сварил, поел и т.д. Иногда он ищет работу,  порой навещает родителей, бывает, даже читает Достоевского, комментируя классика все с той же святой простотой ума. Однако чаще всего «noname 373» проводит время за игрой в херос и распеванием песенок, соответствующих мозговому развитию современной человекоподобной инфузории туфельки. Свет в окошке – певица Таня Буланова. Она представляется воплощением всех женских достоинств.

Этот заурядный набор жизнеобеспечения мог бы рассмешить или напугать, если бы герой с невинным  ясным взглядом не признался в том, что он болен шизофренией. С этого момента действие разворачивается в иную сторону и приобретает трагический оттенок. Становится очевидной некая маниакальность в выражении лица, понятны странности в отношениях с родителями и с окружающей действительностью. Сергей с его непотопляемым жизнелюбием невольно начинает вызывать симпатию.

Авторы спектакля сделали все, чтобы героя не захотелось жалеть. Они развернули вектор действия в сторону умозрительной философии, заставляя  публику не только сопереживать, но и примерять на себя представленную ситуацию.zjW6oJecR8I

Парень вовсе не даун, вполне отдает себе отчет в своих поступках и приспособлен к самостоятельному существованию. Не является ли его выраженная дегенеративность своеобразным бегством от мучительности бытия? Не становится ли подобный санаторно-овощной образ жизни зачастую и нашим скрытым желанием в стремлении избежать жизненных неурядиц и убийственных проблем мегаполиса? И кто вправе определять критерии нормы или отклонений от нее?

Несмотря на философскую подоплеку, постановка ничуть не туманна и ни в коем случае не занудна. Ее целевая аудитория очень молода. Тексты до краев напичканы компьютерной лексикой, а стиль общения героев полон такого сленга, что не всякий человек старше 60 с лету поймет, а каком языке они разговаривают.

Михаил Патласов неутомим в поисках новых форм общения со зрителем. Особенно ему удается смешение документального и сиюминутного с условностью театрального. В этом смысле начало спектакля особенно показательно. Не хочется выдавать его интригующей тайны, но оригинальное «начало без начала» дает правильный старт всему происходящему в дальнейшем. Подобно волшебнику из «Обыкновенного чуда», Патласов привлекает реальность в виртуальную обусловленность, и зал уже не понимает, кто из зрителей настоящий, а кто – «засланный казачок». Эта релятивность заряжает спектакль бушующей энергией, находящей выход в бесконечно веселом стебе, необычном музыкальном сопровождении, смешных мизансценах, гротескных декорациях, точно сейчас принесенных с соседней свалки.r1gW5opVjLw

Актерский ансамбль маленького спектакля достаточно многолюден. Хочется отметить две главные удачи. Максим Костромыкин явственно сопереживает своему герою. Он не пытается стать сценическим воплощением культового блогера, скорее представляет вниманию публики некий собирательный образ современного Иванушки с чистым взором, несмелой улыбкой и немудреной хитрецой. Несмотря на личностный примитивизм и пугающую документальность роли, его обаятельный герой не вызывает ни страха, ни неприятия, зато активно будит сочувствие в душе зрителя. Маргарите Толстогановой представилась счастливая возможность исполнить сразу несколько ролей в рамках одной постановки. Актриса потрясающей органики превосходно справляется как с «сиротским» пением Тани Булановой, так и с прочими карикатурными  женскими образами пьесы. Мгновенные перевоплощения, редкая естественность и непосредственность существования в образе свидетельствуют о немалом семейном актерском даре младшей сестры талантливой Виктории Толстогановой.

«Noname» невероятно созвучен сегодняшнему дню по актуальности проблематики и стилю исполнения. Жизнерадостность и желание все превратить в смех хлещут через край. Гарантировано удовольствие от просмотра и легкость бытия.

Текст: Дарья Евдочук

Фото предоставлены пресс-службой театра

comments powered by HyperComments
дарья
2015-02-17 17:31:47
Миша, постараемся узнать у авторов спектакля-)
Миша
2015-02-14 15:26:34
будет ли видеозапись? живу в другой стране. возможности посмотреть спектакль нет, а очень хотелось бы.