Вы здесь
Главная > Интервью > Владимир Тодоров: «Сказочный скакун Ершова для нашего театра всегда был как Чайка для МХАТа»

Владимир Тодоров: «Сказочный скакун Ершова для нашего театра всегда был как Чайка для МХАТа»

23 февраля ТЮЗ им .А.А.Брянцева по традиции отметил свой день рождения показом легендарного спектакля «Конек-Горбунок» – постановки с самой длинной в России театральной историей. Спектакль возобновлялся семь раз, и режиссером последней, седьмой  редакции стал заслуженный артист России Владимир Тодоров.

Todorov

Владимир Сергеевич как человек, в очередной раз вдохнувший жизнь в эту легендарную постановку, Вы наверняка знаете, в чем секрет ее долголетия.

Сохранение традиций не в ущерб современному взгляду на театр всегда было основой политики ТЮЗа. А «Конек-Горбунок» – это спектакль, с которого в 1922 году начинался первый в стране детский театр, так что тюзовцы всегда считали своим долгом хранить и обновлять его как свою главную реликвию. Седьмая «реставрация» стала возможной благодаря усилиям нашего директора Светланы Васильевны Лаврецовой, которая очень трепетно относится к этой постановке, и два года назад при поддержке депутата Законодательного собрания Виталия Мартыненко мы получили финансирование на его обновление. Это действительно было очень затратное предприятие, ведь спектакль большой, зрелищный, с обилием декораций и костюмов. Это единственная постановка, в которой занята вся труппа ТЮЗа.

Работая над реконструкцией спектакля, вы стремились к абсолютной исторической идентичности?

Мы не ставили перед собой задачу воссоздать точную реплику постановки 1922 года, да это и не представлялось возможным. Почти за сто лет своего существования спектакль в каких-то деталях менялся, трансформировался в угоду времени. Но если говорить о конструкции визуального ряда, то мы восстановили его по эскизам художника первой постановки «Конька» – В.Бейера. Главный художник ТЮЗа Март Китаев и его помощник Кирилл Пискунов долго работали в архивах, чтобы сделать картинку спектакля такой же, как у Бейера. Что касается самой постановки, то я впервые к ней прикоснулся  в 1962 году, когда ее возобновили на основе студенческой работы с участием молодых Николая Иванова и Ирины Соколовой. Мне тоже нашлось место в спектакле, и с течением времени я вырос от  безымянного человека из народа до ключевой роли Сказочника.  А это тот самый персонаж, который  правит всеми нитями спектакля и все про него знает. Так что с годами я стал одним из тех, кого можно считать знатоком постановки: часто за советом ко мне стали обращаться молодые актеры, которые вводились в спектакль. Еще при Зиновии Яковлевиче Корогодском в театре существовала система кураторов, которые в отсутствие режиссера «вели» те или иные спектакли. Так я стал куратором «Сказок Пушкина», где исполнял роль Балды, и «Конька-Горбунка», продолжая в них играть. А к миссии режиссера этой исторической постановки меня подвигла опять же Светлана Васильевна, когда спектакль решено было восстановить в шестой раз. Я тогда впервые попытался идти за постановщиком первой версии, следуя его режиссерскому замыслу и рисунку мизансцен, но в то же время привнося в спектакль некоторые современные акценты.  Не стоит забывать, что впервые зритель увидел эту сказку в театре на Моховой, и нам грех было не задействовать возможности новой сцены ТЮЗа.spektakl_Konek-gorbunok_Rasskazchik_-_V_S_Tod

Это и называется, наверное, соблюсти баланс традиции с современностью.

Слово «традиция» иногда ассоциируется с чем-то застывшим, устаревшим, а наш «Конек-Горбунок» до сих пор очень живой и потому любимый зрителем спектакль. Время диктует свои художественные подходы. Ведь А.А.Брянцев ставил эту сказку для полуголодных, плохо одетых и неискушенных в театральном искусстве ребят, вчерашних безпризорников. Сегодня у юных зрителей иные ценности и взгляды на мир, они вполне себе сытые и продвинутые. Но обновляя спектакль, мы не хотели впадать в другую крайность, слишком увлекаясь эстетикой ТВ-шоу или компьютерных игр. Нашей задачей было сохранить магию традиционного театра, но при этом говорить с ребенком нового поколения на понятном ему языке. Таким образом, мы обратились к идее синтетического зрелища: «Конек-Горбунок» – это одновременно и драматический, и оперный спектакль, где много поют, в нем также есть элементы балета и кукольного театра. Все это, так или иначе, заложено в первоначальном замысле спектакля, но в этой постановке пришлось обратиться к новой пластике и более стильному решению костюмов по эскизам Ольги Саваренской. Мы стремились не разрушить, а развить то, что было сделано до нас, чтобы вернее пробиться к сознанию маленького зрителя. Для ребенка, который, возможно, придет в театр впервые, сразу раскроются несколько ипостасей этого нового для него искусства – игра актеров, музыка, танец и хорошо знакомые ему куклы.

А вы продолжаете играть в этом спектакле?

Да, в очередь с Николаем Николаевичем Ивановым я по-прежнему исполняю роль Сказочника, а когда не занят в спектакле, иногда сижу в зале или выхожу в фойе, чтобы послушать, что говорят зрители. И, знаете, я был счастлив, когда однажды услышал: «Это так хорошо! Почти как в Мариинском театре, только еще лучше!» Конечно, я понимаю, что с Мариинкой нам не тягаться, но в данном случае зритель оценил именно доступность театрального языка, яркую зрелищность, музыкальность, юмор и флюиды добра, которые излучает наш спектакль. Да и литературная основа какова – изумительный сказ Петра Ершова, чей дар  в свое время так высоко оценил сам Пушкин! Так что мы не зря бережно сохраняем эту постановку, которая много десятилетий остается визитной карточкой ТЮЗа, а до недавнего времени и в логотипе театра присутствовал Конек. Так что сказочный скакун Ершова для нашего театра всегда был как Чайка для МХАТа. Актеры порой так его в шутку и называют – «наша горбатая чайка».spektakl_Konek-gorbunok_Rasskazchik_-_V_S_Tod (1)

Как вы думаете, седьмая реконструкция спектакля не станет последней?

Уверен в этом! Хотя число «семь» – очень символичное, вполне сказочное и давно вошедшее в фольклор:  «семь раз отмерь»,  «семь чудес света». Думаю, это имеет прямое отношение  к нашему спектаклю, где мы стремились и художественную меру соблюсти, и наполнить его сказочными чудесами. А вдохнуть в постановку новую жизнь, придать ему молодой посыл наверняка сумеет юное поколение артистов, которых сегодня готовит для театра наш специальный тюзовский курс в Театральной Академии. Я уже говорил, что в «Коньке-Горбунке» на сцену выходит вся труппа нашего театра, так что через это творческое крещение пройдут все, для кого ТЮЗ стал судьбой. И придут новые поколения режиссеров, которые захотят продлить сценическую жизнь любимой сказки. Но мне кажется, что успеха добьются не те, кто захочет все перекроить в ней в соответствии с модными театральными веяниями, а те, кто главным инструментом сделают воображение зрителя, который наряду с режиссером должен стать соучастником и сотворцом этого нестареющего спектакля.

Текст: Татьяна Кириллова

Фото предоставлены пресс-службой театра

comments powered by HyperComments